Dir.bg (Болгария): «Северный поток 2» — экономическое оружие или политическая дубинка? Решайте сами

Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Dir.bg (Болгария): «Северный поток 2» — экономическое оружие или политическая дубинка? Решайте сами

Автор выражает сомнения, что германо-американское соглашение о судьбе «Северного потока — 2», удовлетворит Украину. Европа, не исключает эксперт, может остаться зависимой от готовности киевских властей встать на ее сторону и пролонгировать договор о транзите газа через ее территорию.

Dir.bg (Болгария): «Северный поток 2» — экономическое оружие или политическая дубинка? Решайте сами

Северный поток — 2

По мере приближения августа (ожидается, что в августе будет объявлено о завершении строительства «Северного потока — 2») между Украиной, Россией, Германией (а значит, и всей Европой) и США накаляется атмосфера.

И это несмотря на гарантии Германии Украине, что она сохранит свои позиции транзитера природного газа. И несмотря на обещания США сохранить возможность санкций против России, уже смирившейся и не проявляющей беспокойства по поводу угроз.

С одной стороны, санкции не решают, а углубляют разрыв, а с другой — мобилизуют на поиск решений, чтобы справиться с ситуацией на другом, более экономически выгодном уровне (пример — программы ускоренной декарбонизации ). А также искажают дипломатические инструменты.

Краткая ретроспектива

Между Россией и Украиной уже давно складываются сложные отношения. Все помнят газовый кризис, дела против Газпрома, появление Минских соглашений, сложные переговоры в формате Россия — Украина — ЕС и достижение нынешнего пятилетнего соглашения о транзите газа через Украину. В этом контексте следует напомнить о двух важных элементах. Первый касается российских мотивов строительства двух газопроводов — «Турецкий поток» и «Северный поток — 2»: газовые потоки переместили из-за истощения старых газовых месторождений и необходимости поставок из других источников.

В этом отношении никто не может обвинять какую-либо страну или компанию в стремлении к экономической эффективности. И второй элемент — изменение Газовой директивы Европы, распространившейся и на морские газопроводы (разделение поставщика и оператора газопровода).

Однако на этом история не закончилась, а продолжилась серией санкций США и остановкой строительства на долгое время, а также борьбой с «угрозой энергетической безопасности» в Европейском парламенте. В результате все это даже привело к усложнению отношений Германии и США.

Попытка стабилизировать ситуацию

Смена президентской власти в США дала надежду на разрядку сложной ситуации с «Северным потоком — 2», а также на понимание будущего отношений между партнерами НАТО и, конечно же, понятия «энергетической безопасности». Об этом в своей статье в National Review пишет Кевин Уильямсон (Kevin D. Williamson):

«Для начала я остановлюсь на абсурдной попытке США использовать санкции, чтобы заставить европейцев перестать импортировать российский газ, в то время как сами Соединенные Штаты импортировали в среднем 538 тысяч баррелей российской нефти ежедневно в течение 2020 года — это больше, чем мы импортируем из Саудовской Аравии. Все эти разговоры об „энергетической безопасности» Америки всегда были и остаются полным бредом. Такого понятия, как „энергетическая безопасность США, наших союзников и других развитых стран», сегодня не существует. Энергетические рынки тесно связаны друг с другом и в обозримом будущем США продолжат импортировать некоторые энергоресурсы для удовлетворения определенных потребностей рынка несмотря на то, что они остаются нетто-экспортером нефтепродуктов. Соединенные Штаты импортируют больше российской нефти, чем Япония или Индия, и наше потребление российской нефти выросло, несмотря на нашу враждебность по отношению к Москве, отчасти потому, коллапс Венесуэлы привел к огромному разрыву в поставках. Высокий уровень внутреннего производства энергии и хорошо развитые торговые отношения дают Соединенным Штатам выбор, а не энергетическую независимость.»

До сих пор тема «Северного потока — 2» не закрыта. Хотя встреча президента США Джо Байдена с канцлером Германии Ангелой Меркель в середине июля этого года привела к прогрессу, который никто не может отрицать (даже Украина, получившая от этой встречи бонусы), трения продолжаются. Возникает два вопроса: чего ждать к середине августа и не надоест ли Европе слушать непрекращающиеся жалобы Украины.

Что впереди

Германия и Еврокомиссия приложили большие усилия для заключения договора между Москвой и Киевом о транзите газа через Украину, и мы надеемся, что он будет сохранен после истечения срока действия договора в 2024 году, заявила канцлер Германии Меркель на пресс-конференции после встречи с президентом США Джо Байденом:

«Как вы знаете, чтобы достичь договоренности с Россией и Украиной, которая по-прежнему обеспечивает транзит газа до 2024 года, мы проделали большую работу — не только Германия, но и Европейская комиссия. И я прежде всего исхожу из того, что после этого такие поставки газа будут возможны».

Конечно, обе стороны остались на разных позициях. Байден был непреклонен в том, что, несмотря на заверения Германии, он не допустит использования «Северного потока» в качестве «политического оружия», и что возможность санкций сохраняется.

Когда версия соглашения стала достоянием общественности, стало ясно, что Германия и США вложат 50 миллионов долларов в украинскую инфраструктуру, ориентированную на зеленые технологии — возобновляемые источники энергии и смежные отрасли. Германия также поддержит переговоры в энергетическом секторе в рамках «Инициативы трех морей».
Берлин и Вашингтон также будут стремиться к тому, чтобы Украина продолжала получать около 3 миллиардов долларов в виде ежегодных транзитных сборов от России в соответствии с действующим договором о транзите газа до 2024 года.

Реакция Газпрома не заставила себя ждать. Председатель правления компании Алексей Миллер сообщил о готовности продолжить транзит газа через Украину после 2024 года.

«Газпром всегда подчеркивал готовность продолжить транзит газа через Украину, в том числе после 2024 года, исходя из экономической целесообразности и технического состояния украинской газотранспортной системы», — заявил Миллер, сделав акцент на экономической целесообразности.

«Вопросы новых объемов закупок газа из России для транзита через территорию Украины должны решаться на рыночных условиях и по рыночным ценам. Для объемов новых закупок российского газа по украинскому маршруту суммарно выше текущих транзитных обязательств Газпром готов даже увеличить объемы транзита через Украину», — добавил он, напомнив, что Газпром всегда подходил к «Северному потоку — 2» как к экономическому проекту.

Когда заходит речь о «Северном потоке — 2», именно экономическую целесообразность интерпретируют по-разному из-за масштабов и возможностей Газпрома как государственной компании. Однако благодаря политике той же силой обладает государственная компания любой другой страны, будь то Украина, США или Германия.

На днях Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) и Оператор газотранспортной системы Украины подписали соглашение о сотрудничестве для развития водородной энергетики на Украине. Источники утверждают, что по так называемой «зеленой линии» Украина получит инвестиции в размере более 100 миллиардов евро для различных проектов и от различных финансовых учреждений и стран.

Однако по большей части политические и экономические круги Украины недовольны. Немецкие издания были возмущены реакцией украинцев.

«Россияне ближе к 2024 году, в зависимости от обстановки, предложат Киеву контракт на транзит газа. Но уже сейчас нужно быть готовым к тому, что они предложат наименее выгодный и наиболее унизительный для Украины вариант. Задача Кремля показать, что стремление Украины в ЕС и НАТО чревато политическими и экономическими потерями. Дескать, идите, куда хотите, но мы покажем, насколько дорого это вам обойдется», — пояснила «Апострофу» политический аналитик, эксперт по оккупированным территориям Мария Кучеренко.

«В значительной мере кампания против „Северного потока — 2″ была чистым лицемерием. Это относится и к отрицательной позиции США при Дональде Трампе, дающей о себе знать и при его преемнике Джо Байдене, и к английскому премьеру Борису Джонсону, и временами сомневавшемуся Эммануэлю Макрону. Всех этих политиков объединяет то, что нефтяные и газовые концерны их собственных стран глубоко повязаны с российским газовым и нефтяным бизнесом», — написала газета Frankfurter Allgemeine Zeitung.

Предположения, что нынешнее германо-американское соглашение, скорее всего, удовлетворит Украину, пока остаются. Страна получит миллиарды долларов в виде субсидий для поддержки перехода на возобновляемые источники энергии, повышения энергоэффективности и энергетической безопасности. Ее заверили, что договор о транзите, который истекает в 2024 году, будет продлен на десять лет, благодаря чему Киев продолжит получать от двух до трех миллиардов долларов в год в виде платы за транзит. Германия приложит все усилия для продления договора.

Настораживает в данном случае реакция главы Оператора газотранспортной системы Украины Сергея Макогона — несколько дней назад он заявил, что рассматривает сценарий полного прекращения Газпромом транзита газа в Европу через территорию Украины: «Даже если наша система будет работать, мы оставим какие-то транзитные мощности, то фактически Газпром может сам демонтировать трубы на своей территории, чтобы теоретически не допустить возможности транзита газа через территорию Украины в будущем», — цитирует его РИА Новости.

По словам Макогона, российская компания перебросила основные объемы газа на северный коридор для поставок по «Северному потоку — 2», что привело к снижению транзита. Также компания закрыла несколько компрессорных станций для оптимизации мощностей. Однако если мы вспомним то, о чем уже говорили выше, то обнаружим, что речь идет о закрытии из-за невозможности инвестировать в обновление газовых мощностей.

Цена газа

В последние месяцы европейские газовые компании и потребители были обеспокоены высокими ценами на голубое топливо. В последние дни июля значение ближайшего к спотовым котировкам срочного контракта — сентябрьского фьючерса на индекс газового хаба TTF на ICE Futures превысило 500 долларов за тысячу кубометров и достигли 510 долларов (40,79 евро/МВт.ч). Причина — азиатский рынок, где стоимость газа растет невероятно быстро.

Сентябрьский фьючерс по азиатскому спотовому индексу Platts JKM вырос до 539 долларов за тысячу кубометров. Самый дорогой контракт будущей зимы — на февраль 2022 года — тем временем стоит уже 594 доллара. Индекс JKM отражает спотовую рыночную стоимость партий сжиженного природного газа (СПГ), поставляемых в Японию, Южную Корею, Китай и Тайвань. Цены в Азии стабильно превышают европейский спот — в июне «азиатская премия» к цене TTF составила 20%, поясняют эксперты. По их мнению, именно из-за азиатских цен сокращаются поставки СПГ в Европу.

Динамика азиатских котировок часто задает тенденцию европейской торговле. Таким образом, экономическое давление переносится на европейских потребителей, не участвующих в интриге «Северный поток — 2». Вполне реально, что газопровод будет запущен, чтобы снизить это давление на европейский рынок. С другой стороны, было доказано, что переход на экономику «нулевых эмиссий» будет требовать все больше и больше природного газа.

На этом фоне Европа остается зависимой от готовности Украины встать на ее сторону и пролонгировать договор о транзите газа через ее территорию. Любые жалобы со стороны Украины в этом случае выглядят как попытка испытать терпение компаний, потребителей, а также политиков.

 

Источник

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Mission News Theme от Compete Themes.