Глава «Газпрома» оценил в ₽180 млрд переход компании на российское ПО

Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Глава «Газпрома» оценил в ₽180 млрд переход компании на российское ПО

Фото: Максим Шеметов / EPA / ТАСС

Глава «Газпрома» Алексей Миллер оценил суммарный объем затрат компании на мероприятия, предусмотренные проектом президентского указа о переходе на «преимущественное использование» российского программного обеспечения (ПО) и радиоэлектронное и телекоммуникационное оборудование, в сумму «от 180 млрд руб.».

Об этом говорится в письме Миллера, которое он отправил премьеру Михаилу Мишустину 5 марта. У РБК есть копия письма, его подлинность подтвердил источник в «Газпроме». В этом письме топ-менеджер просит исключить из проекта указа «О мерах экономического характера по обеспечению технологической независимости и безопасности объектов критической информационной инфраструктуры» конкретные сроки перехода на российских софт и оборудование (согласно текущей версии документа, на российское ПО нужно перейти до 1 января 2024 года, а на оборудование — к началу 2025 года).

«Принятие указа в текущей редакции приведет к существенной единовременной финансовой нагрузке и рискам негативного влияния на экономические показатели «Газпрома», — пишет Миллер. Обоснования и расчет потенциальной суммы ущерба в письме не приводятся. Чистый убыток «Газпрома» за первые девять месяцев 2020 года составил более 218 млрд руб. против прибыли в размере более 1,1 трлн руб. годом ранее.

Письмо Миллера находится на рассмотрении в Минцифры, которое участвовало в подготовке проекта президентского указа, сообщил РБК представитель ведомства.

Глава пресс-службы «Газпрома» Сергей Куприянов отказался от комментариев. РБК направил запросы пресс-секретарю президента Дмитрию Пескову и в пресс-службу правительства.

Какие поправки предлагает «Газпром»

Миллер просит Мишустина также поручить Минцифры и Минпромторгу рассмотреть и учесть предложения «Газпрома» по доработке этого президентского указа, а также связанных с ним проектов постановления правительства. Ранее компания обращалась с этим в министерства, но ее предложения не были учтены, утверждает он.

К письму главы «Газпрома» приложены замечания к тексту проекта указа, которые его первый заместитель Олег Аксютин 22 января направил в Минпромторг. В этих замечаниях исключены сроки перехода на российское ПО и оборудование. Вместо этого топ-менеджер предлагает добавить в документ пункт о том, что компании, которые относятся к субъектам критической информационной инфраструктуры (в их число входит «Газпром»), должны разработать и утвердить планы перехода на преимущественное использование российского ПО и оборудование.

«Газпрому», как и другим нефтегазовым компаниям, принадлежат опасные производственные объекты. Переход таких объектов на российское ПО и оборудование в соответствии с законом «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» является техническим перевооружением, которое, как правило, возможно только при приостановке их работы, предупреждает Аксютин.

Основной объем ПО и оборудования, применяемого на опасных производственных объектах, представляет собой единые программно-аппаратные комплексы, замену которых нужно производить единовременно, но только после проведения аудита существующего софта и подготовки плана его замены. Аксютин подчеркивает, что этап планирования работ «критически важен» для их реализации, и предупреждает о «высоких рисках» срыва сроков подготовки и утверждения таких планов. В проекте указа говорится, что они должны быть подготовлены всего за несколько месяцев, к 1 июля 2021 года. Он предлагает перенести подготовку плана перехода на российское ПО и оборудование на девять месяцев с момента утверждения документа.

Перейти на российский софт и оборудование в течение трех-четырех лет будет нереально, считает независимый эксперт в области информационной безопасности Алексей Лукацкий. За такой срок можно будет только заменить офисное ПО. «Нужно дождаться окончания жизненного цикла текущего промышленного софта и «железа». Пока зарубежное оборудование работает, нужно проводить процедуру тестирования и пилотирования отечественных решений. Тогда вводимое оборудование не приведет к сбою и не повлечет за собой негативных последствий, например экологической или техногенной катастрофы», — сказал он.

Заместитель главы Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач соглашается, что сроки перехода на российское ПО и «железо» даже под угрозой санкций не нужно форсировать. «Это ведет к экстремальным расходам, которые «Газпрому» не по плечу без увеличения долговой нагрузки или урезания других важных статей расходов», — говорит эксперт. Только на газификацию регионов компании предстоит потратить 526 млрд руб. за пять лет, и это приоритет, напоминает он.

А президент некоммерческой организации «Союзнефтегазсервис» Игорь Мельников считает, что разработать конкурентноспособное промышленное российское ПО или технику можно только при поддержке всех компаний ТЭК, ведь есть много видов софта и оборудования, которое использует каждая из них. В этом случае, как убежден собеседник РБК, продукт можно сделать быстрее, и это не ударит по финансовым показателям каждой из компаний.

Сокращение инвестпрограммы и рост долгов

На фоне кризиса из-за коронавируса «Газпром» сократил свою инвестпрограмму на 2021 год с 922,5 млрд до 902,4 млрд руб. Чистый долг «Газпрома» за девять месяцев 2020 года вырос на 41%, до 4,46 трлн руб. В компании это объясняли в том числе падением курса рубля к доллару и евро.

Как планировали перевести на российский софт компании и банки

Весной 2020 года Минцифры (на тот момент Минкомсвязь) опубликовало первую версию проекта перевода на отечественные разработки и софт: та версия предполагала переход до 1 января 2021 года для софта и до 1 января 2022 года — для «железа».

Но документ раскритиковали владельцы подобной инфраструктуры: в частности, Ассоциация банков «Россия» (АБР) предупреждала, что реализация предложений в указанные сроки создаст риски масштабных перебоев в работе финансовых учреждений. Согласно ее расчетам, переход на отечественные аналоги может обойтись банкам более чем в 700 млрд руб., а с учетом сжатых сроков эта сумма может быть еще больше. Банкиры указывали, что средние сроки такой замены с учетом непрерывности деятельности и постоянной транзакционной нагрузки банков составят не менее трех лет при наличии готовых решений или пять-семь лет, если потребуется их поиск, тестирование и доработка.

В итоге осенью министерство опубликовало новую версию проекта со сроком перехода на отечественное ПО с 2024 года, а на оборудование — с 2025-го. АБР критиковала и эти сроки. Ассоциация просила ЦБ продлить переход как минимум до 2027–2028 годов.

В свою очередь, представители ассоциаций, объединяющих ИТ-компании, наоборот, просили ускорить переход. Председатель правления Ассоциации разработчиков программных продуктов (АРПП) «Отечественный софт» Наталья Касперская и исполнительный директор Ассоциации российских разработчиков и производителей электроники (АРПЭ) Иван Покровский в письме на имя президента Владимира Путина указывали, что именно в ближайшие годы будут реализованы программы цифровизации экономики, и если отложить переход на отечественное ПО и оборудование, то «это поставит в зависимость от зарубежных вендоров не только отрасль информационных технологий, но в целом экономику и систему государственного управления».

Санкции и острая конкурентная борьба с ведущими ИТ-державами, в которых находится Россия, создают «угрозу государственной безопасности в виде потери цифрового, а за ним и национального суверенитета», подчеркивали они. В качестве примера представители ИТ-ассоциаций в том числе приводили дистанционное отключение через спутник компрессорных станций «Газпрома», которое произошло в 2012 году (сам «Газпром» сообщил об этом случае в 2019 году). Нельзя допустить, чтобы объекты критической информационной инфраструктуры, в том числе «Газпрома» и других госкомпаний, находились в руках зарубежного вендора — это неправильно и не соответствует задачам по обеспечению безопасности этих объектов, сказал РБК Покровский.

Предлагаемое регулирование не направлено на безусловное использование и замену всего иностранного программного обеспечения, телекоммуникационного оборудования и радиоэлектронной продукции, отметил представитель Минцифры. По его словам, преимущественное использование означает, что при наличии выбора между аналогичным российским и иностранным ПО и оборудованием приоритет должен отдаваться российскому. Российские ИТ-компании до сих пор конкурировали с разработчиками импортного оборудования и ПО в условиях, когда они не получали никакой поддержки, отмечает Покровский. Если «Газпром» будет строить свою политику, в основном опираясь на российские решения, это позволит продвигать российский софт и оборудование на более масштабные рынки, заключает собеседник РБК.

Источник

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Mission News Theme от Compete Themes.