×
×
Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Хиты Чижа, «Би-2», Басты и других звезд стали блюзами

Фото: Мария Попова

В прошлом году Сергей Воронов отметил тридцатилетие своей группы CrossroadZ. Блюз смело можно назвать магистральным направлением его карьеры, однако разного рода сайд-проекты тоже давно стали для музыканта привычным явлением. Воронов пишет музыку для кино, выступает вместе с Гариком Сукачевым в его проектах и даже собрал группу Lunar Brothers, с которой играет гаражный рок. В подобных декорациях кавер-альбом выглядел затеей не то чтобы остро необходимой. Но, как выяснилось, стратегической.

«Надоумил меня Гарик, — признался в беседе с «ЗД» Сергей Воронов. — Последние годы мы на гастролях и просто при встречах часто с ним разговаривали на тему того, что у меня мало песен на русском. Это и правда так. Музыки у меня полно, но вот с текстами засада, потому что на русском я пишу, как правило, долго. И как-то Гарик сказал, что раз своих песен на русском мало, то нужно взять чужие и придать русскому року блюзовый оттенок».

Во вселенной Гарика подобный проект можно назвать хорошо обкатанной практикой. Два альбома «Боцман и Бродяга», на которых Сукачев и его соратник по этой затее Александр Ф. Скляр собрали песни разных лет и авторов для специфических застолий, а также «Все Это Рок-н-ролл», где лидер «Бригады С» записал песни своих рок-братьев и добавил к ним «Баньку По-Белому» Высоцкого, Have You Ever Seen The Rain от Creedence Clearwater Revival и Telephone Call Тома Уэйтса, стали релизами, вокруг которых кипели нешуточные страсти.

Таким образом, по поводу «Что?» уже было многое понятно, осталось лишь найти правильный ответ на вопрос «Как?» И нужно признать, что процесс этот был по-блюзовски неторопливым.

«Еще до пандемии мы начали выбирать треки, которые я мог бы переделать, и собрали штук двенадцать, оставив потом десять, — говорит Сергей. — Тогда же стали делать так называемые болванки, то есть ритмическо-гармоническую основу песен. Потом был локдаун, студия то работала, то не работала. Пригласить авторов всех этих песен в студию, чтобы они записали вокал, тоже оказалось непросто, в общем, все длилось довольно долго, но все-таки случилось».

Альбом открывает заглавный трек «Делай Свое Дело» авторства Алексея Романова. Наверное, это беспроигрышный вариант для кавера на рок-н-рольную тему. К тому же Романов для Воронова не просто коллега. «Какие-то песни в этой затее можно считать очевидными. Например заглавную «Делай Свое Дело». Понятно, что это рок-н-рольный гимн в самом хорошем смысле, — уверен лидер CrossroadZ. — И вообще с Алексеем Романовым у меня дружеские отношения. Кстати, первый концерт CrossroadZ в 1990 году мы отыграли на разогреве у группы «СВ», с которой Леша тогда сотрудничал. Это случилось в ДК «Серп и молот».

Не менее очевидными на альбоме стали «Мой Друг Лучше Всех Играет Блюз» Евгения Маргулиса и Андрея Макаревича, «Скорый Поезд Придет Ровно В Шесть Часов» Гарика Сукачева и «Пригородный Блюз» Майка Науменко. Последняя является одной из кульминаций альбома. В апгрейде от Воронова она звучит как потерявший управление товарный поезд, от чего прямо дух захватывает.

Наверное «Мой Рок-н-ролл» от «Би-2», гребенщиковский «Поезд В Огне», «Кибитка» «Алисы», исполненная Вороновым на пару с Дианой Арбениной, вряд ли вдохновлены блюзом, но в руках блюзмена они словно обнаружили в себе скрытые ранее ресурсы. То же самое можно сказать и о «Сансаре» Басты, которая вроде бы совсем из другой оперы.

«Самая неочевидная вещь здесь, конечно, «Сансара» Басты, — с иронией замечает Сергей. — В какой-то момент решили, что можно взять не только рок, но и какую-то другую музыку, например рэп. Конечно, «Сансара» это не рэп, а скорее баллада в дилановских аккордах, но просто Вася поет ее по-своему. Я несколько раз послушал и понял, что смогу спеть искренне. У нас не было цели все снять точно, скорее сделать что-то свое».

Иногда подобный порыв может далеко увести. И у кавер-версии чайфовской «В Ее Глазах» был шанс улететь на другую планету, но песню вовремя поймали. «Сначала я хотел сделать из песни «ЧайФа» чикагский блюз, то есть прямо совсем другое, — вспоминает Воронов. — И мы даже записали этот вариант. Но потом на нашем «худсовете» решили, что те, кто слушает «ЧайФ», все-таки должны узнавать свою любимую песню, поэтому сделали поближе к оригиналу. Хотя Володе Шахрину первый вариант понравился».

Современные технологии позволяют всем участникам записи играть и петь чуть ли не у себя на кухне, однако если можно себе позволить хоть и старорежимный, но очень атмосферный стиль работы всем вместе в одной студии, то желающих сразу находится немало.

«Боря Гребенщиков прислал свой голос из Лондона, где в то время записывался, а Володя Шахрин — из Екатеринбурга, но у многих получилось приехать, — говорит Сергей Воронов. — Нам повезло с графиком Чижа, Сергей был два раза в студии. Сначала он сыграл партию клавишных в «Делай Свое Дело», а потом спел часть своей песни «Дополнительный 38-й». Москвичам, конечно, попроще. Мазай, Маргулис, Кильдей, Гарик — все они приехали. Было очень приятно видеть Борова (Сергей Высокосов, бывший вокалист «Коррозии Металла». — «ЗД»), с которым я не встречался лет сто. Как гитарист он сыграл одну из партий в песне Майка Науменко «Пригородный Блюз».

Все, кто давно знаком с музыкальной деятельностью Сергея Воронова, наверное, признают, что его навыков с лихвой хватит для того, чтобы навести лоск на часто не очень-то затейливо сочиненные местные рок-хиты. Сам Сергей, возможно, тоже усмехается по этому поводу в свою окладистую бороду, но приводит вполне логичные доводы и примеры.

«Довольно глупо пытаться сделать лучше и затейливее, чем было, — уверен музыкант. — Как мы все знаем, группа Guns N’ Roses в свое время сделала, наверное, затейливый кавер на песню Боба Дилана Knocking On Heaven’s Door. И получилось у них отвратительно, с моей точки зрения. Но у нас в стране многие уверены, что эту песню написали Guns N’ Roses, и полюбили ее именно в таком варианте. Который, повторюсь, меня совершенно не устраивает. На мой взгляд, лучше оригинала ничего быть не может, особенно если речь идет про хиты. И довольно ответственно брать вещь, которую миллионы слушают и, может быть, поют. Каждая группа играет по-своему, а если песни становятся хитами, то нет смысла копаться в том, как они сочинены. Но вообще в блюзе простота — это номер один. В традиционном блюзе один человек, не важно — трезвый или пьяный, играет на гитаре, и аранжировки там не так уж много. Для меня здесь нет никаких хитростей. Блюз — это то, что я умею играть, а вот арт-рок, например, не умею, поэтому его и не пытаюсь. Я никак не изощрялся в аранжировках и играл так, как это чувствовал».

Возможно, далеко не для всех поклонников Майка, Гарика, «Алисы» или «ЧайФа» новые версии уже известных песен станут поводом для того, чтобы открыть заново давно открытое. Но это не отменяет того, что в вороновском прочтении эти треки очень здорово звучат. И вся гитарная мощь этих трибьют-версий особенно заметна в наши негитарные времена.

Источник

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий


Mission News Theme от Compete Themes.