«Щелкунчик» стал не только балетом: Калкин в роли принца, хип-хоп-баттл от Барышникова

«Щелкунчик» Юрия Григоровича в Большом театре. Фото: bolshoi.ru

Премьера третьего по счету (после «Лебединого озера» и «Спящей красавицы») балета Чайковского состоялась в Мариинском театре 6 (18) декабря 1892 года, Спектакль должен был ставить Мариус Петипа. Но гениальный французский балетмейстер, с именем которого сегодня ассоциируется понятие «русский балет», успел написать для «Щелкунчика» только сценарий — и заболел. Волею случая первым хореографом этого балета стал Лев Иванов, но его версия, поставленная по уже написанному сценарию не сохранилась. От нее остались лишь разрозненные записи нескольких фрагментов по системе Степанова, которые хранятся ныне в Гарвардском архиве. Поэтому существует неисчислимое количество версий этого балета поставленных во всём мире.

Начиная с Федора Лопухова, который в 1929 году представил публике своего суперавангардного «Щелкунчика» в духе мейерхольдовской биомеханики (именно с этого балета отныне в России главную героиню будут называть не Кларой, а Машей), кто только не брался за этот балет Чайковского.

Самой «канонизированной» на сегодняшний день версией «Щелкунчика» считается версия Василия Вайнонена (1934). До сих пор воспитанники Вагановской академии танцуют вайноненовского «Щелкунчика» в Мариинском театре. Именно с оглядкой на эту версию, такие балетмейстеры как Рудольф Нуреев, Михаил Барышников (и многие другие), собственно, и создавали свои спектакли.

А вот основатель американского балета Джордж Баланчин, будучи учеником петроградского театрального училища, сам когда-то танцевавший в «Щелкунчике» Льва Иванова «Танец буффонов», запомнил тот самый классический вариант Льва Иванова навсегда, и почти доподлинно воспроизвел в собственном «Щелкунчике», поставленном в Америке в 1954 году. Именно этот балет Баланчина и положил начало повсеместной традиции показывать спектакль в Рождественские праздники, которая мгновенно распространилась на Западе, а потом перешла и в Россию.

Хотя попал в Нью-Йорк «Щелкунчик» ещё до Баланчина, в начале 40-х годов с помощью постдягилевской труппы «Русский балет Монте-Карло». Его на основе собственных воспоминаний поставила бывшая балерина Мариинского театра Александра Федорова. Популярности спектаклю добавил и выпущенный как раз в то время диснеевский мультик «Фантазия», в котором мультяшные герои, танцевали под музыку Чайковского.

Ну а баланчинский «Щелкунчик», стал настолько популярным, что был заснят в 1993 году как кинофильм. Роль Принца – Щелкунчика исполняет в нем ученик баланчинской балетной школы Макалей Калкин, прославившийся по комедии «Один дома».

А впервые зарубежная публика познакомилась с «Щелкунчиком» на гастролях Анны Павловой – Иван Хлюстин поставил для неё на сильно порезанную музыку Чайковского одноактный балет «Снежинки». Полностью вне России балет был поставлен в 1934 году как раз в хореографии Льва Иванова в труппе под названием Вик Уэллс Балле, позже ставшей английским Королевским балетом.

Ни один из классических балетов не вызвал столько совершенно разных прочтений, как рождественский «Щелкунчик». В истории «Щелкунчика» известны и совсем неожиданные решения: в убогом сиротском приюте разворачивается, например, действие балета в оригинальной и вместе с тем очень остроумной постановке английского хореографа Мэтью Боурна; история русской балерины-эмигрантки рассказана в балете австралийца Грэма Мёрфи. Есть известные трактовки этого балета, сделанные Роланом Пети, Марком Моррисом, Джоном Крэнко, Начо Дуато и многими другими хореографами.

Гений хореографии XX века Морис Бежар сделал балет вовсе не об игрушке, используемой для колки орехов, а как воспоминание о собственном детстве, о рано умершей матери и об отце. Это один из последних балетов прославленного француза, поставленный за 9 лет до смерти.

В «Щелкунчике» Бежара нет ни Клары (Мари), ни Щелкунчика. Есть мальчик Бим (так звали в детстве самого Бежара), есть даже его любимый кот Феликс. Но главное в балете возникает образ матери: сначала в виде гигантской скульптуры похожей на Венеру Боттичелли! А затем мать выходит из чрева этой скульптуры, как из грота. Придумана у Бежара и добрая фея, в роли которой, выступала знаменитая французская аккордеонистка Ивет Орнер, выезжающая на санях в белоснежном платье от Жан–Поля Готье, словно Снежная королева.

А вот у другого балетного классика Джона Ноймайера девочка Маша хочет стать балериной и во сне попадает в мир русского балета, в знаменитое Петербургское театральное училище.

«Щелкунчик» Большого театра, о котором сейчас, в связи с давкой в очередях столько разговоров, был поставлен Юрием Григоровичем в 1966 году. Патриарх русского балета, в пору своей молодости попытался приблизится к философской глубине последнего балета Чайковского и создал одну из лучших его версий. Главный герой этой постановки — Дроссельмейер, крестный Маши.

Вообще в истории «Щелкунчика» Дроссельмейеру всегда уделялось особое внимание, и в разных постановках этот герой тоже представлен по-разному. Так, в спектакле Нуреева, что идет в Парижской Опере, а вслед за ним и у других хореографов, именно Дроссельмейер превращается во сне главной героини в Принца. Так происходит, например, и в «Щелкунчике» Андрея Петрова, который в течении уже 30 лет идет на сцене Кремлевского Дворца в исполнении труппы «Кремлевский балет». Здесь, как и в постановке Григоровича, Дроссельмеер даже показывает детям фокусы, которые для этого спектакля разработал знаменитый иллюзионист Игорь Кио.

А, например, у белорусского классика, хореографа Валентина Елизарьева, в «Щелкунчике», созданном для белорусского Большого театра и являющимся главным украшением рождественских праздников в Беларуси (и очереди за билетами в Минске выстраиваются не меньше, чем в Москве), Дроссельмейер, наоборот превращается в главную крысу, В этом спектакле Дроссельмейер не только мастер кукол, но и демиург сотворенного им кукольного мира. И чтобы проверить чувства Маши к Щелкунчику (а из всех кукол Маша в его мастерской выбирает именно его), он становится Королем мышей. 

У ученика Валентина Елизарьева — Раду Покоитару — так и вообще всё действие происходит в крысином мире. Даже снежинки в его балете — жирные крысы, вышедшие в пачках, уморительно порхающие и кружащиеся в классических балетных па.

«Щелкунчик» шагает по миру в самых разных версиях и редакциях… Только в США, например, идет более 150 версий балета. «Щелкунчика» там ставят повсеместно, даже в тех городах, где нет собственных балетных трупп – силами самодеятельности и учеников местных хореографических студий. 

Естественно, существует в Америке «Щелкунчик» в стиле хип-хоп. Вместо пуантов здесь обычные кеды, вместо пачек спортивные треники, декорации заменяются современными видео проекциями, само действо перенесено в бары и подворотни Нью-Йорка. Спор с мышами Щелкунчик и Мария-Клара решают в батлах: кто круче сделает, крутясь на голове нижний брейк, тот и победит. Именно такой «Щелкунчик» показала в Москве 7 лет назад хореограф Дженнифер Вебер, а музыку Чайковского смиксовал Диджей Бу, который обычно играет в андеграундных клубах Нью-Йорка и делает ремиксы на рэп-звёзд. «Щелкунчик» в этом забойном стиле стал настолько популярен, что американцы год назад даже сняли рэп-переложение знаменитого балета, как музыкальную комедию, которая так и называется — «Хип-хоп Щелкунчик» с Михаилом Барышниковым в одной из ролей. Премьера, разумеется, прошла незадолго до рождественских праздников.

А вот в России этот спектакль показывали круглый год. И только с 1980 года, после летней московской Олимпиады, традиция давать этот балетный шедевр именно 31 декабря закрепилась в Москве. С тех пор задолго до Нового года толпы желающих осаждают кассы Большого театра, выстраиваются в километровые очереди с обязательной записью, перекличкой и дежурством по ночам в надежде приобрести заветный билетик на легендарный спектакль русского балета.

Источник

Оцените статью
×
×