«Сказки» архитектора Алексея Щусева вывернули наизнанку

Свое прочтение архитектуры Алексея Щусева Юрий Аввакумов предваряет так: «Иногда мне представляется, что за «фасадом» великого архитектора Щусева скрывается не один, а по крайней мере три разных человека: первый — до 1918 года, виртуозный мастер неорусского стиля, второй — до 1932 года, практичный конструктивист, третий — до конца жизни, придворный неоклассицист <…> До 1918 года — у него сказка, с 1918-го по 1932-й — утопия, с 1932 года — миф. Выбирая из трех его ипостасей, я предпочел первого как архитектора искреннего и непосредственного, движимого мотивами древнерусского зодчества».

После вступительного слова зритель оказывается в коридоре из описаний «сказок» Щусева, которые венчает огромный, как бы подсвеченный изнутри фотопортрет архитектора. Перед нами следующие архитектурные «сочинения»: храм Сергия Радонежского на Куликовом поле, Спасская церковь в Натальевке, церковь Николая Чудотворца в итальянском Бари, церковь в имении помещика Богдана в молдавских Кугурештах, Марфо-Мариинская обитель и Мавзолей. Причем все тексты написаны с «ъ» в конце слов и «i» вместо «и» — то есть так, как писали до реформы русской орфографии 1918 года. За стенкой от каждой из характеристик можно найти комнату с эскизами, чертежами, графикой, тканями и произведениями декоративного искусства, принадлежавшими Алексею Щусеву. Причем многое из этого исторического материала зритель увидит впервые. Дело в том, что в 2020 году наследники архитектора передали в музей коллекцию графики Щусева, а некоторые работы семья впервые предоставила специально для выставки.

Вывернутый макет

«Фишкой» проекта стали так называемые «оборотные» макеты храмов, сделанные в масштабе 1:43. Перед нами храмовые здания, вывернутые наизнанку, отчего они походят на конструктивистские матрешки. Местами макеты расписаны храмовыми узорами и ликами. А венчает выставку до абсурда декоративный макет Мавзолея, собранный из тысяч костяшек домино. Точки на домино, из которых собран сказочный зиккурат, подсвечиваются изнутри разноцветными софитами, отчего усыпальница вождя больше походит не на макет, а на модную игрушку.

Мавзолей из костяшек домино в стразах

В этом сказочном сочинении про неорусский период Алексея Щусева, который Аввакумов называет наиболее искренним, реальность как будто исчезает. И вроде бы на выставке есть современные и исторические фотографии храмов, однако они теряются среди макетов-матрешек и блеска страз. Чтобы понять, что же вышло из представленных эскизов и набросков, придется погуглить или отправиться в сами храмы, например на Большую Ордынку, где чудом сохранилась Марфо-Мариинская обитель, в 1940-е годы спасенная реставраторами Центра Игоря Грабаря.

Кстати, другой музей — архитектуры имени Алексея Щусева — не поддержал проект музея на Делегатской и не предоставил для выставки никаких экспонатов. Там готовят свою выставочную историю к 150-летию великого архитектора.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий
×
×