Слои грязи и копоти: реставраторы рассказали об истинном состоянии иконостаса Троицкого собора

«В храме иконы никогда не портятся. Более того, были случаи, когда отбирали иконы в соответствующее (имеется в виду советское – авт.) время, помещали их в стерильные условия музеев, вокруг них были искусствоведы и реставраторы, и вдруг икона начинала заболевать. (…) Всё то, что написал Андрей Рублёв, находится в абсолютно нестерильной атмосфере… Люди на протяжении 400 лет чего только не делали: и двери открывались, и ветры, и мороз, и холод, и кашляли, чихали, дышали, а иконы жили. Но когда вы их забираете в искусственную среду музеев, то они начинают «болеть», – сказал Патриарх Кирилл.

Однако история свидетельствует об обратном. Та же «Троица» в начале ХХ века находилась в плачевном состоянии, образ потемнел, доски расшатались, живопись сыпалась. Реставраторы десятилетиями занимались расчисткой и консервацией иконописного шедевра. Благодаря их работе мы сегодня можем видеть живопись Андрея Рублева, а не поздние записи, которые были сделаны поверх первоначального сюжета.

Еще один известный пример – история Боголюбской иконы Божьей Матери, которая сейчас находится в идеальных, почти храмовых условиях Владимирского музея-заповедника. Реставрацией иконы ХII века занимались на протяжении всего ХХ века, а в 1990-х ее одну из первых вернули из музея в храм – в Успенский собор Княгинина монастыря во Владимире. Музей заказал для нее специальную климатическую витрину. Однако на протяжении многих лет витрину забывали включать, рядом ставили цветы, отчего на иконе появилась плесень и усилились разрушения красочного слоя. В 2009 году Боголюбская богоматерь отправилась на реставрацию в катастрофическом состоянии – ее спасли реставраторы.

– Словам Патриарха Кирилла противоречит и состояние иконостаса в Троицком соборе, где теперь находится «Троица», – говорит «МК» специалист по древнерусскому искусству, доктор искусствоведения Лев Лифшиц. – На иконах учеников Андрея Рублева, созданных в 20-х годах XV века, наблюдается сгрибливание олифы, на них слои грязи и копоти, потемнение лака. И мы не знаем, в каком состоянии красочный слой под этой чернотой. Их давно бы пора проанализировать и придумать условия содержания. Но Троицкий собор их не выдает. Сделать специальные условия для одной иконы еще возможно, а для целого иконостаса – очень сложно.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий
×
×