Страсти по Туминасу: вокруг имени бывшего худрука Вахтанговского театра не утихают споры

Что и говорить, литовец Римас Туминас, получивший руководство театром из рук великого русского артиста Михаила Ульянова, оставил заметный след в истории современного русского театра, вписав яркую страницу в его историю своими спектаклями большой формы. Его неожиданное прочтение Чехова, Пушкина, Толстого заново открывало классиков двум поколениям россиян, а русский драматический театр — миру. О Туминасе, раскрывшем свой талант именно в России и именно на русском литературном материале, заговорили сначала в Москве, а затем и в мире, отмечая масштабность его постановок, особую интонацию, острое чувство той грани, что разделяет трагедию с комедией, и виртуозное балансирование между этими жанровыми полюсами. Его спектакли, показанные на фестивалях или гастролях в США, Израиле, Франции, в Китае, Канаде, Италии, неизменно сопровождал огромный успех.

— Никогда не забуду гастроли «Евгения Онегина» в США, — вспоминает директор Театра Вахтангова Кирилл Крок. — После того как сначала на первой полосе «Нью-Йорк Таймс» был напечатан снимок Татьяны, танцующей с медведем, а после первого показа уже на 8-й полосе, освещающей события культуры, вышла огромная комплиментарная статья о России, о ее театральном искусстве, в которой было написано: «Кто еще не купил билеты, срочно рекомендуем пойти и посмотреть — это надо видеть», — в один день все билеты на оставшиеся пять спектаклей были распроданы.

Безусловный успех Мастера; но здесь стоит признать, что Туминас как режиссер мирового театра состоялся во многом благодаря России и русскому репертуарному театру, а именно Театру Вахтангова, который он возглавлял почти 15 лет. Именно здесь, когда он начал работать с блистательной труппой театра, ставить спектакли и эти спектакли получили мировое признание, пробил его звездный час. Даже в «Современнике», где еще при Галине Волчек состоялся его российский дебют (спектакль «Играем Шиллера!..»), такого не было. Вершины художественной самобытности и творческого признания он достиг именно в Театре Вахтангова. Не случайно до сих пор его называют российским режиссером, потому как и по своему рождению (мать — русская), и по школе (окончил ГИТИС, курс Иосифа Туманова) он человек российский.

— Римас Владимирович для многих из нас Учитель, Мастер, — говорит народная артистка России Мария Аронова. — И взлет нашего театра, его сегодняшняя слава во многом связаны с его именем. И за это мы ему бесконечно признательны и благодарны.

— Римас считал себя частью русской театральной традиции и школы, был ярым сторонником репертуарного режиссерского художественного театра (а в те годы активно обсуждался отказ от репертуарного театра в пользу проектного, директорского), — говорит народный артист России, ректор Театрального института им. Щукина Евгений Князев. — Его спектакли вновь пробудили интерес к современному прочтению произведений Чехова, Пушкина, Толстого. И он любил Россию. Когда мы были на гастролях в 2014 году в США со спектаклем «Улыбнись нам, Господи», украинские националисты стояли возле Сити-центра, где работал театр, и требовали запретить показы русского спектакля в Нью-Йорке, а зрителей призывали не ходить на него. Почему? Потому что такие «недостойные», с их точки зрения, артисты, как Князев, Гуськов и директор Крок подписали письмо, что Крым — это русская земля.

Так вот, на пресс-конференции, проходившей в Национальной библиотеке Нью-Йорка во время гастролей, люди, уже тогда начавшие атаку на Туминаса, спросили его: «А вам не стыдно работать на путинский режим?» И тогда Мастер не побоялся ответить: «Я не вижу ничего плохого в том, что вы называете путинским режимом. Огромной страной можно и нужно управлять достаточно жестко. Но поскольку в России я занимаюсь театром, то скажу вам, что так, как в России поддерживаются театр и культура, они не поддерживаются нигде в мире. И даже в моей родной Литве». Как мне кажется, это было яркое проявление человеческих качеств Римаса и его уважения к России. Поэтому мы чтим его память, чтим его вклад в развитие Вахтанговского театра, отечественную театральную традицию, в русскую культуру. И для нас именно такой Римас Владимирович — истинный художник, режиссер и человек. Хотя, как и всякий человек, он ошибался, что порой для него самого было губительно. Но, еще раз, он не был врагом России, каким его пытаются представить.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий
×
×