В российском павильоне в Венеции боливийские художники устроили танцы

Превью 60-й Венецианской биеннале, тема которой – «Иностранцы повсюду», проходило, мягко говоря, в оживленной обстановке. Пропалестинские активисты устроили митинг около павильона Израиля, который в последний момент взял самоотвод. Художница Рут Патир, которая должна была представить там свой проект, за день от открытия отказалась от участия в биеннале и вывесила на входе в павильон объяснение, что откроет выставку, когда конфликт исчерпает себя. Словом, политика с первых дней биеннале выходила из берегов, наполняя искусство актуальными смыслами с акцентом на национальном.

В нашем павильоне национальное тоже звучало, только не российское. Отданное Боливии историческое здание наполнилось культурой южноамериканской страны: перед павильоном РФ играл боливийский народный оркестр, а внутри танцевали артисты в национальных костюмах. Национальные инструменты, предметы быта и загадочные рисунки стали фоном этого действа. 

Кстати, Боливию называют самым «индейским» государством южноамериканского континента (большинство его населения составляют индейцы кечуа и аймара). Стоит вспомнить, что на прошлой биеннале белорусский художник Алексей Кузьмич появился у российского павильона в костюме индейца и устроил перформанс под названием «ТрансСССРверсия: деликатес для просветленного пожирателя, или Акция «Сонюнктура искусства». Быть может, это такой ответ комиссара российского павильона Анастасии Карнеевой на ту акцию?

Впрочем, русский след все же нашелся Венеции. А именно в павильоне Австрии, где художница Анна Ермолаева, уехавшая из СССР в 1989 году, устроила балетный класс с музыкой из «Лебединого озера». Около станка время от времени появлялась самая настоящая балерина в пачке и пуантах и делала легкую разминку и «па».

Это напоминание, что балет в советские времена включали, когда происходило нечто действительно важное и страшное. Так было, когда скончался Леонид Брежнев, Юрий Андропов и Константин Черненко. 19 августа 1991 года, во время путча, вместо утренних передач тоже крутили балет на музыку Чайковского.

Помимо балета в павильоне Австрии можно найти зал с советскими хрустальными вазами, а еще зал с проигрывателем и западными пластинками 1950-х. В финале зрителей ждут старые телефонные будки, которые, по словам Ермолаевой, она помнит по лагерю для беженцев, где оказалась в конце 1980-х. Оттуда она звонила близким. Из представленных будок каждый желающий тоже может позвонить родным.

Некоторые прочили «Золотого льва» Австрии, но международное жюри сделало другой выбор – приз достался павильону Австралии, который, впрочем, тоже о памяти поколений и связи с родными. Проект Арчи Мура, собственно, так и называется — «Родные и близкие».

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий
×
×