«Ангара» поможет усеять звёздное небо рекламой, но где русский StarLink?

«Ангара» поможет усеять звёздное небо рекламой, но где русский StarLink?

В День космонавтики 12 апреля инженеров и рабочих Роскосмоса поздравил Юрий Борисов. «Сегодня мы активно осваиваем ближний космос, но уже скоро нам предстоит идти дальше, за пределы Земли», — пообещал глава госкорпорации.

Борисов, наверняка, говорил с лёгким сердцем. Накануне состоялся первый запуск тяжёлой ракеты-носителя «Ангара-А5» с космодрома «Свободный» на Дальнем Востоке. Успех тем более дорог, что первые две попытки были отложены из-за предупреждения автоматики. Скептики, которые ныли о вечных провалах России были посрамлены. А неудача нашей лунной миссии уже подзабылась. Сверхдержаве без космоса нельзя. Вопрос политический.

Ситуацию почти безупречно описал политолог Сергей Марков: «День Космонавтики в России вызывает сочетание гордости и стыда. Гордость за то, что наша страна стала первой в освоении космоса. И гордость, что Россия осталась ведущей космической державой. Стыд скорее за все человечество. Ну и за себя. Самый популярный мем: звонит Гагарин: «Ну как вы там, потомки? Уже полетели на Марс?» — «Как, воюете с Украиной? А против кого?»

Действительно, обойти актуальные конфликты, когда речь идёт о космосе, никак не получается. Сфера, где закладывается будущее как минимум отдельных стран. Убери сейчас с орбиты спутники GPS-навигации и ГЛОНАСС, китайской системы глобального позиционирования «Бэйдоу», и военный потенциал ряда стран на земле обнулится очень серьёзно. Соотношение сил изменится. Космос прямо влияет на безопасность на Земле.

«Ангара» поможет усеять звёздное небо рекламой, но где русский StarLink?

Самое время присмотреться к российской космической программе. Всё ли там в порядке? Что и зачем мы запускаем? Например, «Ангара-А5» в ходе испытаний вывела на орбиту некую полезную нагрузку, а также малый космический аппарат «Гагаринец» весом менее 4 кг. Название отсылает к истории освоения космоса и выбрано с учётом 90-летия первого космонавта планеты. Каноны, форма соблюдены, но что с содержанием?

Оказывается, речь идёт о прототипе частного спутника, созданного резидентом «Сколково» компанией Avant Space в коммерческих целях. Предполагается, что десятки таких спутников будут перемещаться по орбите проецируя на ночном небе рекламные слоганы и картинки пятном размером примерно в три Луны. Их будут «включать» на 3−5 минут над городами с населением более 10 млн человек. Нечто подобное делает Илон Маск, но он пока отстаёт.

«Ангара» поможет усеять звёздное небо рекламой, но где русский StarLink?

Основатель Avant Space Антон Оссовский рассчитывает на огромные барыши: к 2030 г. рынок космической индустрии достигнет 1 трлн долларов. Первый рекламный контракт Avant Space обещан его же фирмой — брендом премиальной одежды Dolenga. «Сейчас в госкорпорации очень активная команда, — похвалил Роскосмос бизнесмен. — Тренд понятен — в мире частные компании в космонавтике развиваются очень активно».

«Ангара» поможет усеять звёздное небо рекламой, но где русский StarLink?

Тезис о частной космонавтике не бесспорный. Попыток много, да, успехов — существенно меньше. В РФ же частный космос — один сплошной провал.

Новость 2018 года: российская частная космическая компания Dauria Aerospace съехала из технопарка «Сколково» на фоне судов с Роскосмосом. Причина? Её спутники ломались на орбите. В проект вкладывала средства «Роснано» беглеца и почти подследственного Анатолия Чубайса. Владелец Dauria Aerospace Михаил Кокорич с началом СВО тоже сбежал — в США и отказался от российского гражданства.

Другой масштабный частный проект компании S7 — «Морской старт», представлял собой плавучий космодром в паре с украинской ракетой «Зенит». Виновата СВО? Если бы… Новость от 2020 г.: «Плавучий космодром „Морской старт“ от разделки на лом спасут госкомпании. В восстановление комплекса необходимо вложить около 35 млрд рублей». Государство спасает «Морской старт» из соображений престижа, объясняли спецы.

Складывается впечатление, что частный владелец противопоказан такой сложной и традиционно «государственной» отрасли, как космическая. Финансовое внимание жульнической конторы Чубайса, «Сколково», которое патронировал сбежавший вице-премьер Дворкович и расхититель госсредств Абызов, Украина, США — полный набор вражеских маркеров. А спасать всё это хозяйство предлагается государству.

Приватизация прибылей и национализация убытков — вот наш частный космос. Поэтому тот факт, что «Ангара» сразу со старта оказалась связана с коммерсантами-рекламщиками, вдохновляет не сильно. Понятно, что новые частные проекты за своих неудачливых предшественников не отвечают. Возможно, их ждёт успех. Но верно ли расставлены приоритеты? Весь опыт частного космоса делает этот вопрос более чем уместным.

Глава Роскосмоса — убежденный сторонник сотрудничества с частником. Для появления российского аналога американской компании SpaceX нужен рынок, заявлял Борисов в феврале. Мол, в России есть восемь частных компаний («Ситроникс», «Барл», «Бюро 1440» и др.), готовые создавать спутники, но при гарантии их выкупа государством. Похоже на мантры либералов про святую невидимую руку рынка. А как же негативный опыт?

Ссылка на Илона Маска объясняется не столько ракетной составляющей бизнеса американца, сколько созданием глобальной системы раздачи интернета из космоса StarLink. Конфликт на Украине доказал важность такой связи для успеха на поле боя. У ВСУ в окопах интернет есть, а у ВС РФ — нет. Увы. Но частный StarLink, перенесённый на нашу почву, скорее всего, приведёт к провалу. Что американцу, немцу хорошо, то русскому смерть.

Всё по-настоящему успешное, масштабное в России создавалось только государством. Хорошо ли, плохо ли, таков наш путь. И русский StarLink тоже должен быть с приставкой «гос». Это не обогатит топ-менеджеров проекта, но зато даст связь военным. Не зря военкор Александр Коц, узнав о рекламном спутнике на «Ангаре», горько сыронизировал в своей «телеге»: «Главное, чтобы это рекламное место [в небе] не застолбили за собой онлайн-казино».

А пока, по информации зампреда комитета ГД по информационным технологиям и связи Андрея Свинцова, наши военные используют терминал связи Starlink только в случае их захвата у украинских военных. Трофейными. Со стороны США сложно определить, какой терминал используется какой из сторон, радуется депутат. Поэтому Пентагон и американские спецслужбы продолжат борьбу с возможностями нашей армии. Не стыдно?..

А ведь о том, что Илон Маск планирует создавать систему StarLink, было известно заранее. «Чтобы не проиграть будущее, Россия должна опередить американцев в создании глобальной системы раздачи интернета с орбиты», — писала «СП» ещё в 2015 году. И приводила аргументы: спутники мы делаем сами, ракеты и запуски свои, бюджетные, труд специалистов дешевле, чем в США. А цена вопроса — контроль над планетой.

Не была забыта и политическая сторона: «Появится возможность [с развитием русского StarLink] замкнуть на себя весь мир, который не Запад. От идеологии марксистской отказались, так давайте воспользуемся технологией. Мир будет признателен нам за это. Всех утомила монополия США, и усугублять свою зависимость никто не хочет». Сделали бы, и сейчас разворот на Восток и Глобальный Юг шёл бы куда успешнее.

Из свежих аргументов можно добавить и такой: создание российской системы раздачи Сети из космоса впечатлит молодёжь, борьбу за души которой старшее поколение начальства, что греха таить, проигрывает. Рассказы о Гагарине их сейчас не цепляют. Фильм «Вызов» с Юлией Пересильд хорош, но этого недостаточно. Да будь у России свой StarLink, «как у Маска», они и на СВО поедут на перегонки. Но годы идут, и пока ничего не сделано…

Справедливости ради: Борисов не скрывает проблему и прямо говорит о необходимости перевести производство спутников на конвейер. «В США производственные мощности позволяют создавать около 3 тысяч аппаратов в год. В Китае создано шесть производств, которые сегодня в состоянии производить около 1200−1500 аппаратов в год. А мы только 40… Неконкурентоспособны». И правда, какой StarLink с таким количеством?

Вопрос, кто это должен сделать? Кому он об этом говорит? Возможно дело не в Роскосмосе вовсе и не в его смежниках и контрагентах, а, например, в приоритетах финансово-экономического блока правительства, который, видимо, «зажимал» деньги на космос многие годы, держа перспективные направления на голодном пайке. И сейчас, несмотря на СВО, тоже. Это значит, решать проблему надо на уровне выше. Кто губит русский StarLink?

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий
×
×