Немного побыть дома — и к себе, в космос: Олег Кононенко провел на орбите 1000 суток — мировой рекорд

Немного побыть дома — и к себе, в космос: Олег Кононенко провел на орбите 1000 суток — мировой рекорд

По окончании годового полета на МКС 23 сентября 2024 года космонавт Олег Кононенко преодолеет отметку в 1110 суток, проведенных в космосе. До него дольше всех в космосе провел космонавт россиянин Геннадий Падалка. За 5 космических полетов он набрал в сумме 878 суток полета. Кстати, в топ-10 по времени нахождения в космосе входят практически одни россияне. Лишь девятой позиции — американка Пегги Уитсон, астронавт НАСА.

Полёт в космос — непростое испытание для человека. Дело не только в том, что организм подвергается непривычному состоянию: перегрузкам и невесомости. Человек, рождённый и выросший на Земле, в космосе попадает в крайне непривычную для него среду. Нагрузки ложатся и на органы, и на психику. В современном естествознании даже создали отдельную отрасль науки — космическую психологию. Она изучает, как сознание и эмоции человека меняются во время орбитального полёта.

Что происходит с человеком в космосе, с какими трудностями ему приходится сталкиваться, от чего отказываться? И насколько это все сложно для землянина? С таким вопросом «СП» обратилась к летчику-космонавту Павлу Виноградову, который совершил 3 космических полета, провел в космосе в общей сложности 546 суток и 7 раз выходил в открытый космос.

— Первые проблемы, с которыми многие сталкиваются на орбите, это перегрузки при старте и невесомость. Все переносят это по-разному. Мне, например, было легко. Было даже такое ощущение, что я родился там, в космосе. Что до перегрузок при старте, то у летчиков-испытателей и посложнее бывает.

«СП»: Космические психологи рассказывают, что одна из главных трудностей для космонавтов — как выспаться во время полета. Ведь в условиях невесомости голова к подушке не прижимается, а само тело приподнимается над космической «кроватью». Как решают проблему со сном в космосе?

— Сон — это, пожалуй, самое сложное во время полета. Голова действительно к подушке не прижимается. Спать в космосе конечно не очень удобно, но я заметил парадокс: на орбите ты отлично высыпаешься всего за 4−5 часов, этого почему-то вполне хватает. Что касается сна в условиях невесомости, то поступаем так: спим в спальном мешке. Некоторые, правда, я слышал, привязывали себя ремнями к поверхности. А вообще, если сутки-двое не поспишь, то потом на третьи почиваешь, как убитый.

«СП»: Работа на борту космического корабля — это всегда взаимодействие в команде. Ты сам и вся твоя жизнь — все время на виду. Личного пространства, где ты можешь уединиться, фактически нет. Не раздражает ли это?

— Лично я люблю работать в команде. И скажу так: работа на МКС — всегда коллективная. Не умеешь ладить с коллегами — сиди дома. Но такого, чтобы ты все время был на виду, конечно же нет. У каждого есть своя индивидуальная кабина, куда можно залететь, закрыть за собой дверцу, побыть одному.

«СП»: А бывает, что на борту возникают ссоры? В ограниченном пространстве, да еще в космосе, стрессовая ситуация может оказаться безвыходной…

— Не буду скрывать, во время космических полетов бывали разные ситуации. Но на земле мы проходим тщательный отбор, и на орбиту никогда не попадет человек с неуживчивым характером. Я на пальцах одной руки могу пересчитать ситуации, когда не совпадали точки зрения и происходил разлад в команде. Но для таких случаев есть командир корабля, который наделен юридическими полномочиями вплоть до воспитательных мер. В принципе, правила на космическом корабле в этом плане не сильно отличаются от правил на подводной лодке.

«СП»: А есть ли во время космических полетов свободное время? И как его обычно проводят?

— Пара свободных часов в день обычно выдается. Все используют это время по-разному. Кто-то кино смотрит, другие книжки читают, третьи «зависают» в интернете. Я, например, астрофизикой занимался. Потому что почитать и кино посмотреть и на земле смогу.

«СП»: Простите, не могу не задать бытовой вопрос. А как в космосе моются? Ведь обычный душ в условиях невесомости не примешь: вода не может стекать вниз, она «растекается» в разные стороны…

— Можно намочить полотенце и обтереться им, вот тебе и все умывание. Но бывают на борту и бани, причем с парилкой.

«СП»: Скучаете в космосе по женам, по своим любимым, по родным?

— Мы общаемся с ними через Интернет, но живого, теплого отношения это конечно не заменяет. С другой стороны, космонавты — в каком-то роде аскеты. Вроде полярников или путешественников типа Федора Конюхова, который в одиночку совершил пять кругосветных плаваний, в одиночку покорил Северный и Южный полюс. Космонавты — из той же породы людей.

«СП»: Чего больше всего не хватает в космосе?

— Странно прозвучит, наверное, но не хватает запахов: ведь на орбите все стерильно. Скучаем и по простой земной еде, по картошке с селедкой. Еще порой угнетает тишина.

«СП»: А как встречаете Новый год и дни рождения? С шампанским?

— Ох, это провокационный вопрос. Спиртное на борту космического корабля категорически запрещено. Но иногда «колдуем» с виноградным соком. Больше ничего тут не скажу…

«СП»: Какое у вас бывает первое желание после приземления?

— Обнять родных, близких. А потом — снова лететь в космос. Я знаю, что Олег Кононенко, который сейчас работает на орбите, из той же породы: он любит космос и полностью принадлежит профессии. Вот на таких людях и держится наш отечественный космос. Что бы ни говорили, все проблемы, связанные с космосом, мы преодолеем, пока у нас есть такие люди!

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий
×
×