Ближневосточная Аляска: дорожная карта для Сектора Газа

Военное крыло ХАМАС «Бригады Кассама» может быть распущено и влиться в состав национальной армии в случае создания независимого палестинского государства в границах 1967 года со столицей в Восточном Иерусалиме. Об этом заявил Бассем Наим, глава отдела внешних связей движения в Секторе Газа.

Ранее о возможном присоединении военного крыла ХАМАС к национальной армии в случае создания палестинского государства говорил один из руководителей движения Халиль аль-Хайя.

На что рассчитаны эти заявления? Понятно же, что в ближайшее время никакого государства Палестина в границах 1967 г. не предвидится. 19 апреля США наложили в ООН вето на резолюцию, предусматривающую принятие в организацию государства Палестина.

— Слияние военного крыла ХАМАС с национальной армией вполне возможно в случае создания независимого Палестинского государства в границах 1967 года со столицей в Восточном Иерусалиме. Но есть одно «но».

Практическая реализация такого плана вряд ли в обозримой перспективе осуществима, если вообще реалистична, — убежден доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве России Дмитрий Ежов.

— Как известно, далеко не все прямо или косвенно задействованные в арабо-израильском конфликте акторы эту инициативу разделяют, а значит — практическая ее реализация потребует устранения противоречий, которые на данный момент выглядят неразрешимыми. США отчасти заинтересованы в сохранении нынешнего статус-кво, так как любые движения в сторону реализации сценария негативно отразятся на их международном имидже. Хотя казалось, куда уж больше… В целом же, действительно, судьба Палестины как государственного образования является во многом политическим вопросом. В то же время всем очевидно, что вариант разрешения проблемы должен быть, поскольку ситуация в зоне конфликта взрывоопасна.

Проблема может решиться только путем компромисса. Но на данный момент достичь его, не пренебрегая интересами той или иной стороны невозможно.

— Продолжающийся уже три четверти века открытый военный конфликт в Палестине — прямое следствие западной политики, построенной на принципе «Разделяй и властвуй!», — считает историк, публицист, постоянный эксперт Изборского клуба Александр Дмитриевский.

— Собственно само по себе это противостояние было предопределено мандатами Лиги Наций на управление бывшими турецкими владениями ещё в 1920-е годы. Разделение на британские и французские секторы территории, где царила сплошная этноконфессиональная чересполосица, способствовало обострению противоречий, которые и так с трудом сдерживались Блистательной Портой.

Не будем также забывать что появление государства Израиль на политической карте мира в значительной мере является заслугой СССР: нам был критически необходим союзник на Ближнем Востоке, но в то время не было ни одной не то что арабской, а вообще — мусульманской, страны, которая не находилась бы в сфере влияния США и их европейских сателлитов. И не наша вина что Израиль нам так и не удалось удержать в орбите своего влияния — времена были достаточно сложные.

Что же касается собственно палестинских арабов, то их усиление не было интересно ни Османской Империи, ни британцам, ни их соседям в арабском мире. Тем более, что идеи панарабизма, которые в своё время проповедовал Гамаль Абдель Насер, были услышаны разве что сирийцами, но и то дальше совместных деклараций Каира и Дамаска дело так и не сдвинулось. Да и в самом Израиле значительная часть не то что арабского, но и мусульманского населения не слишком поддерживает палестинцев.

Поэтому говорить о сколько-нибудь дееспособной палестинской государственности в настоящий момент вряд ли приходится…

— Во многом, эти заявления как раз и объясняются тем, что реализация всех условий, названных Бассемом Наимом (создание независимого Палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме), в обозримом будущем крайне маловероятно, — уверен директор по аналитическим проектам Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков.

— То есть, во многом, это «камень в огород» как Палестинской национальной администрации, которая не смогла бы добиться реализации названных условий, так и Израиля, для руководства которого такой сценарий будущего неприемлем.

Израильские противники создания Палестинского государства обычно аргументируют свою позицию именно тем, что оно, по их оценке, будет нестабильным, с высоким уровнем влияния радикальных группировок, в том числе на местные силовые структуры.

Кроме того, для Израиля этот вопрос связан и с другими нюансами. Среди них — наличие на Западном берегу реки Иордан еврейских поселений, где по состоянию на декабрь 2022 года проживало около 475 тысяч человек. Причем с 2009-го, то есть с момента второго возвращения Биньямина Нетаньяху на пост премьера, число жителей еврейских поселений в этой зоне существенно выросло. Отказ от контроля над этими территориями будет означать исход оттуда их жителей и существенный социально-политический кризис в стране.

Дело не только в наличии в стране достаточно многочисленной еврейской общины, но и в том, что подобную позицию разделяет и более широкий круг американцев, включая политиков — прежде всего, консервативно настроенных. Кроме того, в Вашингтоне могут исходить из того, что создание Палестинского государства, с предоставлением ему статуса полноправного члена ООН, сокращало бы пространство для маневра в проведении ближневосточной политики США.

Этот подход закреплен и в американском законодательстве, например, по вопросам, влияющим на позицию Вашингтона по поводу предоставления Палестине статуса полноправного члена ООН. Закон 1990 года, принятый при Джордже Буше-старшем, в свое время запретил ассигнование средств «для ООН или любого ее специализированного учреждения, которое предоставляет Организации освобождения Палестины тот же статус, что и государству-члену».

А в 1994 году, уже при Билле Клинтоне, Конгресс США поддержал запрет на финансирование «любой дочерней организации ООН, которая предоставляет полное членство в качестве государства любой организации или группе, не обладающей международно признанными атрибутами государственности».

Например, левые и левоцентристские правительства чаще настроены хотя бы рассматривать возможность признания Палестинского государства. Для примера отметим, скажем, относительно недавнее заявление о готовности пойти на такой шаг со стороны премьера Испании Педро Санчеса, принадлежащего к Социалистической рабочей партии страны. Имеют значение и отношения конкретного государства с Израилем и США.

С другой стороны, очевидно, что, пока Соединенные Штаты выступают против принятия Палестины в качестве полноправного члена ООН, они будут блокировать продвижение этого вопроса, и позиция большинства других членов организации и даже Совбеза здесь напрямую ни на что не повлияет. Кроме того, палестинской стороне в любом случае пришлось бы вести очень сложные переговоры с Израилем, даже если бы там оказалось у власти правительство, готовое идти на компромиссы — например, как кабинет Эхуда Барака в 1999—2001 годах.

«СП»: А может ли Палестинское государство полноценно существовать без принятия в ООН и признания ведущими мировыми державами? Что этому мешает? В нынешних условиях невозможно построить нормальную экономику, полноценно функционирующие органы власти, в том числе силовые структуры?

— Смотря с чем сравнивать. С одной стороны, целый ряд международно признанных государств существует в условиях, во многом схожих с теми, что сейчас сложились в Палестине — когда на заметной части территории действуют силы, не признающие центральное правительство, и велика роль теневой экономики.

С другой, в случае гипотетического принятия Палестины как полноправного члена ООН и признания со стороны США и даже Израиля все эти проблемы, естественно, никуда не исчезли бы. Также вновь отметим фактор еврейских поселений на Западном берегу реки Иордан и в принципе споры о границах Палестинского государства. То есть, с высокой вероятностью, Палестина еще долго оставалась бы «горячей точкой».

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий
×
×