Эстафета ненависти Ичкерии: От Ханбиева до Солтаева
Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Эстафета ненависти Ичкерии: От Ханбиева до Солтаева

money

«Повторяю для «особо умных» — я отрицательно высказался не в адрес российской армии, а в адрес военных преступников, — разъяснил свой новогодний пост в инстаграме помощник командира полка полиции имени Ахмата Кадырова Ильяс Солтаев и слукавил. Речь шла именно об армии в целом. — «За несколько дней [новогоднего штурма столицы Чечни в 1994 году — Ю.Н.] чеченцы наголову разгромили отряды федералов… Сотни единиц техники, тысячи убитых оккупантов лежали на улицах Грозного».

Хотя Солтаев стёр блог и даже уточнил, что свиньями считает не всех русских, а только «тех, кто начал кидать жалобы на эту публикацию», его взгляды очевидны. Более того, они у 32-летнего офицера и не могут быть другими. Ведь его старшие соплеменники говорят почти то же самое. Например, депутат Верховного Совета Чечни от «Единой России» Магомед Ханбиев. В биографии Ханбиева на сайте чеченского парламента скромно указано: «С 1994 по 2005 г. работал на различных должностях» и должности эти прекрасно известны. За годы Первой чеченской войны и последующего перемирия, уважаемый Магомед Ильманович вырос от командира батальона до министра обороны сепаратистской Чеченской республики Ичкерии. Затем до 2004 года снова воевал против России, а сложив оружие, позволял себе глумиться над «клятыми москалями».

Например, в интервью «Коммерсанту» он заявил, что дома в Москве «не Басаев взорвал, не чеченцы, это сделали российские спецслужбы». Выдвигаясь в депутаты от Союза Правых сил ГайдараЧубайса, подчёркивал порталу «Кавказский Узел» *, что по-прежнему поддерживает независимость Чечни от России. Там же сожалел о ликвидации президента Ичкерии Аслана Масхадова, который, по мнению Ханбиева, был «порядочный, умный и очень хороший человек»… Однако самый боевой отжиг появился в американском «The Newy Yorker»:

«Российские генералы хотели быть здесь начальниками, чтобы я стоял перед ними на коленях, рыдал и умолял их. Что ж, получилось так, что они проиграли, а я победил. Мы, чеченцы, стали богатыми и гордыми, и не зависим сегодня от них».

Поскольку в бюджете республики, принятом незадолго до интервью, из 58,566 млрд рублей доходов безвозмездные поступления из федерального бюджета составляли 48,839 млрд или 83,34% тезис о независимости звучал странно. Однако если предположить, что собеседник «The Newy Yorker» считал их данью побеждённой России, всё закономерно. Как и запись в блоге: «Падишах моего народа — чеченец. Я с русскими никогда не разговариваю. Я русским никогда слово не говорю. Я никакому русскому не сдавался. У меня не было разговора ни с одним русским генералом, ни с офицером. И я их не люблю даже сегодня. Я сын Ичкерии!»


Ханбиев (как и сейчас Солтаев), попытался опровергнуть свои слова, объяснив, что под «русскими» он имеет в виду исключительно «преступников типа Буданова и Шаманова». Получилось ещё хуже. Да, командир 160-го танкового полка Юрий Буданов действительно отбыл срок за убийство чеченки Эльзы Кунгаевой, которую счёл снайпером боевиков, а затем был застрелен чеченцем Юсупом Темерхановым. Однако отставной командующий воздушно-десантными войсками России и тогдашний председатель Комитета по обороне Госдумы от «Единой России» Владимир Шаманов официально чист перед законом. Значит налицо циничная клевета, но правоохранители не пошевелились, в федеральной «Единой России заявили, что решать должно чеченское отделение, а Шаманов отмолчался, хотя обычно такого не прощает.

С пенсионером Исааком Гринбергом он судился, требуя 500 тысяч рублей за слова об отсутствии у генерал-полковника совести. Редактор газеты «Симбирские известия» Юлия Шеладымова едва не отправилась на исправительные работы за неугодную статью. А тут молча проглотил оскорбление, то есть фактически согласился с тезисом Ханбиева, что бывший чеченский боевик главнее русских генералов.

Ну и что теперь должен говорить о российской армии Солтаев, наблюдая поведение Ханбиева?

Лично мне происходящее напоминает события двухвековой давности в Польше, которую Александр I присоединил к России, после участия польской армии в походе Наполеона на Москву. Император даровал полякам либеральную конституцию, о которой русские и мечтать не смели, позволил им иметь собственную армию, да ещё и демонстративно выказывал её офицерам своё благоволение, пренебрегая российскими. Генерал-фельдмаршал Иван Паскевич, вспоминая поведение польских Солтаевых и Ханбиевых на смотре 1818 года, писал:

«Поляки возмечтали о себе более, чем благоразумие сего дозволяло, и высокомерие свое постоянно выбалтывали, а русские молчаливо, но глубоко затаили оскорбленное национальное свое чувство. На одном из смотров подхожу я к графу Милорадовичу и графу Остерману (они тут же были, даже их держали в Варшаве, как и нас, в чёрном теле, вероятно, также чтобы привлечь любовь польских генералов армии Наполеона) и спросил их: „Что из этого будет?“ Граф Остерман ответил: „А вот что будет: что ты через десять лет со своей дивизией будешь их штурмом брать!“ Он ошибся на три года».

Источник

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Mission News Theme от Compete Themes.