Грузинская мечта оказалась больной фантазией

Грузия с 1991 года идет «своего рода путем Моисея», который приведет её к «Земле обетованной», заявил премьер-министр республики Ираклий Кобахидзе, выступая 26 мая на церемонии в честь Дня независимости.

По его словам, «Земля обетованная» для грузин заключается в том, чтобы к 2030 году страна могла стать полноправным членом ЕС вместе с абхазскими и осетинскими «братьями и сестрами».

Глава правительства заявил, что неопытность общества и предательство политиков в прошлом стоили государству временной потери 20% территории. Сейчас же, подчеркнул Кобахидзе, в стране установилась власть, которая «стоит на страже суверенитета и независимости Грузии и защищает ее национальные интересы», а грузинское общество сегодня «гораздо опытнее, чем в первые годы восстановления независимости».

«Наша грузинская мечта в том, чтобы жить в объединенной и сильной Грузии к 2030 году вместе с нашими абхазскими и осетинскими братьями и сестрами. Объединенная и сильная Грузия должна стать полноправным членом европейской семьи в 2030 году», — написал он позже на своей странице в соцсети.

Кобахидзе ранее говорил, что к 2030 году его страна будет готова к членству в ЕС лучше, чем любой другой кандидат.

«Это наш амбициозный план и мы привержены проведению реформ и всем шагам, которые следует осуществить для европейской интеграции», — заявил премьер в феврале по итогам заседания Совета по ассоциации Грузия — ЕС.

Правда ни тогда, ни сейчас он не задавался вопросом, хотят ли этого Абхазия и Южная Осетия. При этом у каждой из них тоже есть мечта, и она совсем не грузинская.

В Цхинвали поэтому считают, «абсолютно неуместными любые разговоры о т.н. вхождении в состав Грузии. Республика Южная Осетия — государство, завоевавшее свою независимость в многолетней кровопролитной борьбе с грузинским фашизмом, заплатившее за свою свободу огромную цену».

«Народ Республики Южная Осетия сделал свой не подлежащий пересмотру выбор в пользу строительства своей суверенной государственности и укрепления дружеских отношений и интеграционных связей с Российской Федерацией — единственным реальным гарантом мира и безопасности Южной Осетии», — отмечается в официальном комментарии МИД РЮО.

От Сухуми грузинские планы прокомментировал глава Совбеза Абхазии Сергей Шамба.

По его словам, желание Грузии вернуть республики никого не удивляет. Однако у Абхазии свои задачи — «строить независимое государство, развивать и укреплять свою государственность». Шамба напомнил, что между Грузией и Абхазией множество нерешенных проблем, но «обсуждать вопросы конфедерации или каких-то других взаимоотношений с этим государством мы не собираемся».

«Мы желаем Грузии стабильности и безопасности. Они идут своим путем, мы идем своим путем», — заключил политик.

На самом деле то, что официальному Тбилиси выбор Абхазии и Южной Осетии не нравится и признавать независимость республик он отказывается, это не новость. Но каким образом Грузия собирается втянуть их обратно ради призрачного совместного будущего в ЕС, из заявления премьера Кобахидзе совершенно непонятно. Тем более что обе находятся под защитой России.

Прокомментировать планы грузинского руководства «СП» попросила известного специалиста по постсоветскому пространству, президента Московского Центра изучения публичного права Аждара Куртова:

 — Грузия в настоящее время переживает период острой политической конфронтации между прозападными силами, ориентируемыми на мифические выгоды от вступления в Европейский союз — довольно известными приманками, которыми не только эту бывшую союзную республику переманивали в западный блок. И политическими силами оппозиции, представленными партией «Грузинская мечта», которая как раз ориентируется на национальное строительство в Грузии, на отстаивание национальных интересов. Но отмечу, это вовсе не пророссийская ориентация.

Сейчас не очень понятно, кто выйдет победителем из этой конфронтации.

Действительно, сторонников прозападной ориентации, на первый взгляд, существенно меньше. Что можно видеть даже из тех телерепортажей о демонстрациях и митингах у грузинского парламента против принятия закона об иноагентах. Для Грузии это незначительная величина. И Грузия видела куда более масштабные общественные акции.

Но надо понимать, что конфронтацию эту активно поддерживают прозападные силы в других странах. Они присылают своих эмиссаров, в том числе весьма высокопоставленных.

Нечто подобное мы уже наблюдали в 2008 году в период, до того как авантюристический курс Саакашвили потерпел свое поражение.

В этой ситуации, по всей видимости, премьер-министр Кобахидзе и его окружение решили выбить козырь у своих оппонентов из оппозиции.

Каким образом он собирается это сделать, не совсем понятно. Но, тем самым нынешние грузинские власти пытаются переманить своих противников на свою сторону.

Вряд ли из этого что-то получится. А что касается реальной возможности это сделать, то, мне представляется, она весьма иллюзорная

«СП»: А чем она отличается?

— Во-первых, тем, что и Абхазия, и Южная Осетия, в отличие от Нагорного Карабаха, имеют общую границу с Российской Федерацией. Это очень существенный фактор.

Опять же, я полагаю, что власти Южной Осетии и Абхазии никогда на согласятся забыть те причины, которые привели к гражданской войне между этими территориями бывшей Грузинской ССР. Никогда не простят Тбилиси пролитую кровь.

А, кроме того, сейчас, когда за событиями в мире можно воочию следить через Интернет, при помощи телевидения, они прекрасно видят, что Евросоюз — это отнюдь не некие райские кущи, куда следует стремиться. Это образование сейчас переживает непростые времена, можно сказать кризисные. И как бы влезать туда, где очевидных выгод нет, а проблем можно обрести со своими соседями, что называется, по-полной, никакого резона нет.

Так что это заявление грузинского премьера, мне кажется, не имеет стратегического характера. Но имеет определенного рода исключительно тактический маневр.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий
×
×