×
×
Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Севморпуть под присмотром Министерства обороны

Северный морской путь — транспортная артерия, грузопоток по которой растет из года в год. За последние четыре года (1998−2021 гг.) он увеличился почти в шесть раз — с 1,8 миллиона тонн в 1998-м до 10,6 миллиона тонн в 2021-м. А на отрезке Мурманск — Сабетта его объемы уже сопоставимы с европейскими. Согласно прогнозу Евгения Амбросова, вице-президента Арктического экономического совета, уже к 2025 году грузопоток по Северному морскому пути должен вырасти до 65 миллионов тонн. И это касается только углеводородов.

Правительство Российской Федерации комплексно развивает этот транспортный коридор, работая одновременно по всем направлениям, от строительства мощного ледокольного флота до постепенного снижения административных и торговых барьеров. Поэтому все сильнее проявляющееся внимание США к этому региону Арктики логично. Но бесперспективно.

Министерство обороны Российской Федерации вышло с предложением об ограничении прохода по Севморпути судам под иностранными флагами. И, говоря откровенно, своевременность этого шага трудно переоценить. Согласно поправкам, предложенным оборонным ведомством России, вход иностранных государственных и военных судов в акваторию СМП станет возможным лишь с разрешения России. Мало того, они должны будут не менее чем за девяносто дней послать по дипломатическим каналам соответствующее уведомление российской стороне. Да, и нахождение во внутренних водах Севморпути более чем одного иностранного судна без специального разрешения Правительства РФ будет запрещено.

При этом Российская Федерация оставляет за собой право в целях обеспечения безопасности в любой момент приостановить заход иностранного судна в акваторию Севморпути. Это объясняется резкой активизацией военно-морской деятельности в Арктике со стороны государств-участников Североатлантического альянса.

Своевременность принятия этих поправок в законодательство прокомментировал военный эксперт, капитан первого ранга запаса Василий Дандыкин: «Вопрос о принадлежности Северного морского пути был актуален еще до начала российской специальной военной операции по демилитаризации и денацификации Украины. Именно США активно пытались формировать такие отношения на этой, по их мнению, „международной“, а значит — американской территории. Именно в рамках такой стратегии они стали усиливать свой военный потенциал на Аляске, предпринимать кое-какие подвижки в создании ледокольного флота, кстати ранее ими ликвидированного, проводить в этом регионе военные учения. Например, Cold Response-2022 („Холодный ответ“), проведенные в марте, то есть, уже после начала спецоперации. И из того, что там отрабатывались удары именно по территории России, секрета делать никто не собирался».

Очевидно, что введение поправок, обеспечивающих ужесточение режима использования Северного морского пути — прямой результат проводимой Соединенными Штатами и их европейскими вассалами антироссийской политики. Тем более, что Российская Федерация имеет не только объективные основания, но и реальные возможности для обеспечения безопасности по всей протяженности Севморпути, лишая тем самым потерявший последние остатки инстинкта самосохранения Североатлантический альянс даже призрачных шансов на провокационные действия.

Действительно, Северный морской путь защищен береговой линией российских территорий: материковой части России с одной стороны и протянувшейся с востока на запад цепью архипелагов (островов): Врангеля, Новосибирских, Земли Франца-Иосифа, Новой Земли, Северной Земли. Оборонное ведомство России активно повышает военный потенциал Северного флота, причем сразу всех его компонентов, включая противовоздушную оборону, береговую охрану и ракетные войска.

Естественно, процесс ужесточения правил прохождения СМП, инициированный МО России, поднимет истошный вой, стенания об агрессивности Мордора и нарушении им всех основ демократии, но у российского государства, равно, как и у общества, уже давно выработался иммунитет на любую западную истерику.

Что же касается обещаний «самого мирного» блока НАТО применить против Российской Федерации силу, то они, как и большинство деклараций коллективного Запада последних лет, не наполнены реально существующим потенциалом.

К тому же вышеназванные острова сегодня позиционируются в качестве «стратегических точек присутствия России в Арктическом регионе». Документальным подтверждением этого постулата следует считать подписанную Президентом В. В. Путиным в День Военно-морского флота России новую Морскую доктрину Российской Федерации, обозначившую принципиально новые наши приоритеты в Мировом океане. В ней, в частности, сказано о «диверсификации и активизации морской деятельности», а также интенсификации «боевого потенциала и дальнейшего развития системы базирования Северного флота, сил и средств органов Федеральной службы безопасности и Росгвардии».

Таким образом, новая Морская доктрина позиционирует национальные интересы Российской Федерации в качестве «обширных и распространяющихся на всю акваторию Мирового океана и Каспийского моря». В этом основополагающем документе прямо указано, что они, интересы, «сформированы с учетом всех существующих вызовов и угроз национальной безопасности России в Мировом океане, а также общепризнанных норм и принципов международного права, договоров, суверенитета и национальных интересов других государств».

Владимир Путин, выступая на Военно-морском параде в честь дня ВМФ России, предупредил США и возглавляемый ими Североатлантический альянс об опасности военного решения этого вопроса. Буквально Верховный Главнокомандующий ВС РФ сказал следующее: «Российский Военно-морской флот находится в постоянной готовности к молниеносному ответу всем, кто так или иначе посягнет на свободу и суверенитет Российской Федерации».

Действительно, еще в 2007 году оборонным ведомством России было возобновлено воздушное патрулирование акватории Северного морского пути. В 2019 году на архипелагах Новая Земля, Земля Франца Иосифа, Новосибирских островах, Северной Земле, Новой Земле и острове Врангеля были дислоцированы средства противовоздушной обороны, встроенные в стратегию A2/AD (запрета доступа в зону действия), обеспечивающий защиту четырех тактических групп.

Кроме того, на аэродромах «Нагурское» (остров Земля Александры), «Амдерма-2» (архипелаг Новая Земля), «Средний» (архипелаг Северная Земля) и «Темп» (остров Котельный) расположены авиационные комендатуры 45-й армии ВВС и ПВО Северного флота.

Таким образом, можно констатировать, что Оперативно-стратегическое командование «Северный флот» постепенно трансформируется в полноценную «армию внутри армии». В его распоряжении находится достаточное количество сил и средств, позволяющих осуществлять военную деятельность не только в Арктическом регионе, но и за его пределами, проецируя силу и надежно защищая границы государства.

Источник

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий


Mission News Theme от Compete Themes.