Биатлонисты открыли сезон до стартов СБР: «Заработали денег, а кто-то пропиарился»

Фото: cska.ru

Турнир случился. И шоу в самом хорошем смысле этого слова удалось. Да, официально сезон по официально же утвержденному календарному плану Союза биатлонистов России начнется только в конце недели в том же Ханты-Мансийске. Но даже в этом таились прелесть и интерес к новому старту. Как признавали биатлонисты, в начале сезона всех можно называть фаворитами, потому что никто друг с другом еще зимой не соревновался. Так что интриг – море. Тех классных, что на лыжне и стрельбище (других в биатлоне хватает и без турниров).

Да и масс-старт и гонка преследования – хорошее начало сезона для всех спортсменов, это тоже признали участники Кубка. Потому что в контактных гонках есть возможность и поработать друг с другом, и разогнать друг друга.

Самый громкий элемент шоу – денежное вознаграждение. Волнует всех, даже тех, кто не бежит, такова уж природа человека. Правда, при желании заработать, а стыдного в этом нет ничего от слова «совсем», профессионалы спорта не забывают о главном: работа прежде всего. Карим Халили, выиграв одну гонку и став третьим во второй, признал: деньги – второстепенная часть этих стартов, в первую очередь, все же хочется, чтобы был результат.

Честно говоря, не очень понятно, почему у турнира МЛКБ вообще возникли противники. А они возникли. Не в IBU, который всполошился от известия о новом турнире сразу и отказал китайскому клубу в участии в российском старте. А дома – в родных стенах, где любые формы рекламы и поддержки вида спорта должны быть приняты с удовольствием.

Почему нет?

Перед стартом МЛКБ в информационном пространстве обсуждали интервью вице-президента СБР Павла Ростовцева, который сказал, что у него «нет понимания, зачем эти соревнования нужны, кроме того, чтобы спортсмены заработали денег, а кто-то на этом пропиарился». При этом выразил недоумение: с методической точки зрения, нет понимания, почему нужны еще какие-то соревнования, если в прошлом году «весь тренерский штаб говорил об излишней соревновательной нагрузке, которая приводила к болезням спортсменов и пропускам соревнований».

И, наконец, Ростовцев даже виртуально «топнул ногой», заявив, что спортсменам никто ничего запретить не может, но «пусть они посмотрят свои контракты с ЦСП, где четко регламентируется участие спортсменов в соревнованиях, не включенных в календарный план, и какие санкции могут за это быть».

Учредителями Международной лиги клубного биатлона стали Региональный клуб биатлона Московской области и Белорусский клуб биатлона. Поскольку клубы не входят в IBU и в Союз биатлонистов России, как и Белоруссии, деятельность МЛКБ не оказывается под их юрисдикцией. Но Международный союз биатлонистов решил, что МЛКБ – это угроза. И заявил: новый турнир – это международное соревнование, которое не одобрено IBU, а участие в нем зарубежных спортсменов может повлечь за собой последствия для решившихся. Потому что любое международное соревнование – то, в котором принимают участие спортсмены более чем из двух стран, – должно быть одобрено IBU.

С IBU-то, как и со всем МОК, теперь угрожающим всякими санкциями тем, кто решится поехать на наши будущие Игры Дружбы, как раз все ясно. Политика давить в России все, что можно, и желательно – сразу на корню, рулит. А как так получилось, что не принимают турнир специалисты, никаким боком не задействованные ни в организации турнира, ни в добывании призовых денег? МЛКБ перетянула с новым Кубком на себя одеяло с официального открытия сезона, забрала часть внимания, которое должно было достаться календарному старту? Или что-то еще забрала?

Первая претензия СБР (про деньги и пиар) кажется чисто эмоциональной. Беспокойство насчет соревновательной нагрузки выглядит странным, так как два турнирных дня для спортсменов – совсем не шок. Кто-то из биатлонистов даже привел в пример группу тренера Михаила Шашилова, которая не стала прерывать ради МЛКБ сбор в Тюмени: работают в Тюмени с утра до ночи, а сказать, что это легче, чем прошедшие соревнования, «нельзя, 100% не легче».

Третий пункт – предложение посмотреть контракты – возможно, и справедлив. Конечно, должна быть у спортсменов трудовая дисциплина, все старты у тех, кто работает с помощью государства, должны быть учтены и под контролем. Но – и это очень большое «но»: живем мы сегодня в мире зарубежных запретов. Из этой ситуации отторжения можно выйти живым, только выискивая новые способы для спортсменов соревноваться и зарабатывать деньги.

Существующие и подписанные контракты – это серьезно, никто не спорит, но, в конце концов, их можно и оперативно переписать, подстроив под новую реальность. А вот делать вид, что мы остались в старой реальности, – нечестно. И по отношению к спортсменам, и ко всему виду спорта.

А в кармане – что?

Не только мыслями о заработках живут сегодня отлученные от международного спорта биатлонисты, но и ими тоже. Белорус Антон Смольский, став вторым в масс-старте и победив затем в гонке преследования, не постеснялся сказать: призовые – очень важная мотивация для спортсменов высокого уровня. И уточнил: за две гонки в Ханты-Мансийске заработал столько же, сколько за победу на Кубке мира. 

Да, по эффектным законам шоу на первом в истории Кубке Международной лиги клубного биатлона спортсмены бежали и стреляли по новым правилам вознаграждения: победил, тут же и получил, не в ведомости, живьем. Частные деньги диктуют свои правила получения призовых. И можно было вытащить их из кармана и даже показать во время интервью.

Так и поступил Антон Бабиков, став в гонке преследования вторым. В ответ на вопрос, что может сказать спортсменам, которые не подали заявку на участие в турнире, Антон показал шикарную пачку: вот что. «Это шутка, конечно, но вчера Серохвостов сказал: чтобы догнать Карима по финансам, нужно выиграть 15 гонок Кубка России».

А, убрав деньги, Бабиков продолжил: разницы между гонкой и контрольной тренировкой нет, называйте старт как угодно, но «мы выкладываемся при любом раскладе, не думая о призовых». И биатлонисты на любых стартах включены в работу, выкладываются вне зависимости от того, «призовые там или мягкая игрушка». Потому что – и это было, наверное, важно проговорить, чтобы все услышали: «Мы спортом занимаемся не ради этого. Это приятно после финиша, но задачи на гонку не меняются».

Кстати, завершая эту тему «из кармана», не надо забывать, что нужны деньги и на то, чтобы не просто хлеб с жирным маслом есть в жизни, но и для соревнований в прямом смысле слова. Например, Александр Поварницын (тренируется вместе с Александром Логиновым и Антоном Бабиковым вне сборной) рассказывает, что каждый год покупает пар шесть-семь лыж самостоятельно, при этом еще четыре пары выдают по линии сборной, из поля зрения которой биатлонисты все же не выпадают. Каждая пара стоит около ста тысяч рублей.

О законном одеяле

Первый Кубок МЛКБ состоялся. Пробежал, пошумел, интриговал, заставил волноваться и переживать. Все, как и положено в биатлоне. Возможно, только один вопрос повис в воздухе. До реального клубного биатлона нам еще далеко. Спортсмены бежали, мы их знаем: по Кубку России, Кубку Содружества, стартам привычным. С наличием клубов – пока вопросы. Кто и кого представляет? Конечно, понятно, почему Кубок получил именно такое название, турнир «уводили» от вмешательства IBU (что, впрочем, от угроз со стороны Международного союза биатлонистов не обезопасило). Но ведь и наше биатлонное международное будущее пока нам не известно. Главное, как говорил известный политик, начать. А нужна ли такая форма развития биатлона в России или не нужна, это – дискуссии для регионов и, главное, спонсоров.

Осталось ли у официального по календарю СБР старта сезона законное одеяло? Биатлонные болельщики, как и любые любители, на то и болельщики, что им всегда мало турниров. И старт лишь разогрел их хотелки и желания. Спортсмены не раз успели сказать за два дня гонок, что никто из них не готовился к этим соревнованиям специально. И все бежали на «эмоциональном расслабоне», может, и поэтому еще борьба получилась зрелищной. 

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий
×
×