CAS опубликовал мотивировочную часть вынесенной фигуристке Валиевой дисквалификации: что там не так

Где десерт?

Что же, слово «десерт» становится (в фигурном катании так уж точно) издевательским. Пусть это клубничное лакомство и было всего лишь одной из трех версий, выдвинутых для оправдания: в десерт случайно попало лекарство, содержащее триметазидин, которое принимал дедушка. Он десерт и приготовил, Камила взяла его с собой в Питер – на чемпионат России. В поезде попросила проводников положить в холодильник, в гостинице убрала туда же сама. Кусок десерта съела на обед, а на следующий день – вместо ужина. (Было это за день до короткой программы, как едят перед турнирами спортсменки, где не нужен лишний вес, известно.)

Мотивировочная часть объясняет, что должны были доказать адвокаты, защищая версию «не того» десерта. Первое – прием дедушкой лекарства (рецепты врачей, чеки или выписки со счета банковских карт, показания свидетелей из аптек). Второе – что крошки лекарства попали в десерт. И, наконец, что Камила взяла его с собой в Питер на чемпионат России.

Кроме двух медицинских записей о триметазидине, но они сделаны уже после Олимпийских игр, ничего в CAS предоставлено не было. А у суда были еще показания дедушки во время Олимпийских игр: видеосвидетельство с утверждением, что таблетки он принимает целиком, разжевывая и запивая водой. (Отсюда была версия с загрязненным стаканом.) О клубнике тогда и о том, что таблетки крошились для приема на разделочной доске, на которой потом и делался десерт, никто не говорил.

Если следовать анализу экспертов, то обнаруженная доза в пробе лекарства не могла появиться в пробе еще в Москве. Проводника, который мог бы подтвердить версию с убранным десертом в поезде, видимо, не нашли. Нет свидетельств и коллег Камилы, с которыми она ехала в поезде на чемпионат России. Судьи усомнились и в том, что спортсменка могла оставить свою еду без присмотра.

Сомнения вызвали и два часа, которые дедушка тратил каждый день, добираясь до дома Камилы, чтобы отвезти ее на каток, что находится в 200 метрах. (Хотя адвокаты пытались объяснить это тем, что как-то популярную спортсменку преследовали болельщики, пытавшиеся познакомиться.)

«В доказательствах слишком много недостатков и слишком много вопросов, на которые нет ответов, чтобы Панель решила, что эта версия скорее вероятна, чем нет. Конечно, возможно, что спортсменка проглотила триметазидин таким образом, но возможное не значит вероятное. И спортсменка не справилась со своим бременем в этом отношении. По мнению Панели, спортсменка не доказала, исходя из баланса вероятностей, что источником триметазидина в ее пробе стал клубничный десерт, предоставленный господином Соловьевым».

А дедушка где?

В материалах о результатах расследования РУСАДА указано: «Не было возможности взять интервью у дедушки спортсменки Валиевой Геннадия Соловьева. Его представители отказались предоставить его контакты и организовать с ним личную беседу. Представитель Г. Соловьева представил медицинские документы и ответил на вопросы Отдела по расследованиям по электронной почте. Никаких документальных подтверждений назначения ему препарата триметазидин Г. Соловьев не предоставил».

Отдел расследований РУСАДА пришел к выводу: «Нет никаких доказательств существования г-на Соловьева».

Конкуренты

На слушаниях в Спортивном арбитражном суде Камила не исключила вариант, что запрещенное вещество могли добавить ей в пищу на чемпионате России в Санкт-Петербурге. Комментарий спортсменки, приведенный в мотивировочной части, таков: «Помещения, где располагались спортсмены, было наполнено незнакомыми людьми, которых определенно не должно было там быть. Там было много родственников спортсменов, которые свободно передвигались, имели доступ в раздевалку, а также в зону, где спортсмены принимали пищу».

Сложный кейс

Суд счел Камилу Валиеву умной и правдивой, но наказал как взрослую нарушительницу. «Необходимо отметить, что Панель сочла спортсменку честным, прямым и заслуживающим доверия свидетелем. Ее заявления о невиновности правдоподобны. Она очевидно умная и красноречивая девушка».

И, кстати, здесь нет никакого противоречия: хороший человек – не профессия. А профессия Камилы с ранних лет – спортсменка. А это значит, что она должна играть по принятым правилам, в том числе и тем, что не нравятся ни одному спортсмену: убеди, что не пил, не ел, не принимал «запрещенку» сознательно. Хоть микроскопическую дозу, хоть большую.

Для этого фигуристке необходимо было доказать незначительную вину или халатность, либо их отсутствие. «Согласно решению Панели, спортсменке не удалось выполнить свое обязательство доказывания неумышленности попадания запрещенного вещества в ее организм. Сделать это, как подчеркнула Панель, сложно, что и подтвердил этот кейс. Но из этого не следует, и арбитры, безусловно, не пришли к такому заключению, что Валиева обманщица или что она обманывала 25 декабря 2021 года или что она обманывала на Олимпийских играх в Пекине или где-либо еще», – говорится в мотивировочной части.

Панель констатирует, что ISU, WADA и РУСАДА не установили тот факт, что «спортсменка принимала допинг умышленно, и они не обязаны были этого делать. Надо признать, что выводы расследования РУСАДА (и в меньшей степени WADA) говорят об отсутствии доказательств того, что она действовала намеренно».

CAS отмечает, что факты, подтверждающие версию умышленного приема, неубедительны. В частности, утверждения, что триметазидин оказывает влияние в комплексе с гипоксеном и L-карнитином (незапрещенные препараты. – Прим. ред.), обнаруженными в организме Валиевой, научно не подтверждены. Случай с применением допинга спортсменами, с которыми работал доктор Филипп Шветский, тоже ничего не доказывает. Панель не приняла к сведению и утверждения свидетелей WADA, что в российской научной литературе триметазидин рекомендован к применению спортсменами.

Стокгольм дал объяснения

Получено судом и объяснение задержки лабораторией в Стокгольме результатов пробы Валиевой. Положительный результат допинг-пробы, которую Камила сдала после произвольной программы на чемпионате России в Санкт-Петербурге 25 декабря 2021 года, был готов 11 января 2022 года, а вовсе не в дни Олимпийских игр. Но лаборатория начала результат перепроверять из-за «неудовлетворительного контроля качества». 

В промежутке с 12 по 20 января было сделано в общей сложности 9 попыток. После лаборатория разработала «новый аналитический метод для валидации результатов», очередная перепроверка была сделана 4 февраля 2022 года. Ее результат и передали в систему ADAMS 7 февраля, то есть в последний день командного турнира. РУСАДА и Камила узнали о проблеме 8 февраля.

Не «защищенное лицо»

В связи с тем что Камила Валиева не представила доказательства отсутствия умысла при совершении нарушения, CAS не счел возможным «относиться к ней иначе, нежели как к взрослой спортсменке». То есть статус «защищенного лица», который предусматривает смягчение наказания для несовершеннолетних вплоть до предупреждения вместо дисквалификации в случае «незначительности» вины, не сработал.

Кто и что выписывал?

В пробе спортсменки был обнаружен экдистерон. Он имеет анаболический эффект, WADA его не запрещало, но препарат находится в программе мониторинга. По предоставленной справке ФМБА, в 2020-2021 годы Валиева принимала около 60 различных лекарств и пищевых добавок. (Кстати, кого ужаснула эта цифра, посчитайте свои лекарства, витамины и гели, которые вы приняли и применяли за два года. – Прим. ред.)

В конце 2020 года Валиевой поставили диагноз «спортивное сердце», был прописан гипоксен. После этого она была под наблюдением врачей каждый месяц, через год «ее сердце «вернулось в норму». Врач сборной России по фигурному катанию Филипп Шветский не рекомендовал Валиевой лекарства, но отмечается, что это мог сделать кто-то из других врачей или сотрудники Федерального медико-биологического агентства (ФМБА).

«Она не могла вспомнить, принимала ли экдистерон, но спортсменка также не смогла объяснить, почему стокгольмская лаборатория обнаружила его в ее организме», – говорится в материалах суда. «Наверное, когда-то кто-то прописал какой-то спортсменке», – заявили в штабе тренера спортсменки Этери Тутберидзе во время интервью судьям CAS.

Окружение

В ходе расследования следственным департаментом Российского антидопингового агентства были направлены официальные запросы в федерацию фигурного катания на коньках России, ФМБА и Центр спортивной подготовки. Были опрошены мама спортсменки Алсу Валиева, тренеры Этери Тутберидзе, Даниил Глейхенгауз, Сергей Дудаков, спортивные врачи Филипп Шветский, Юрий Шумаков… Отчет суда говорит о том, что следственный департамент РУСАДА и министерство внутренних дел России в ходе расследования дела фигуристки Валиевой не нашли нарушений антидопинговых правил в ее окружении.

«В ходе собеседований не было получено никакой информации, подтверждающей использование или назначение триметазидина или других запрещенных веществ персоналом спортсменки. Правоохранительные органы по запросу РУСАДА от 17 января 2022 года также провели проверку персонала спортсмена, которая не установила факта принуждения или использования запрещенных веществ и методов персоналом спортсменки», – зафиксировано в мотивировочной части.

CAS назвал несостоятельным аргумент Всемирного антидопингового агентства, по которому слова тренера Этери Тутберидзе о поиске аналогов мельдония (в интервью Владимиру Познеру) свидетельствуют о преднамеренном употреблении триметазидина фигуристкой. «Утверждалось, что Тутберидзе публично заявила, что, когда мельдоний был запрещен в 2016 году, «надо было искать что-то новое». Это может означать что угодно и, конечно же, не дает никаких веских оснований для вывода о том, что применение триметазидина в данном случае было преднамеренным», – говорится в решении CAS.

…WADA заявляло, что срок дисквалификации фигуристки Камилы Валиевой должен отсчитываться с даты оглашения вердикта Спортивного арбитражного суда (CAS), говорится в мотивировочной части приговора CAS. Но дисквалификация объявлена со дня оглашения результатов пробы.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий
×
×