Коньки и скорость становятся в спорте холодным оружием: лед и кровь

Конек в голень

То, о чем говорят прямо сейчас. Всему виной стала разминка. В конце октября на этапе Гран-при России по фигурному катанию в Красноярске перед ритм-танцем столкнулись Елизавета Шанаева и Аннабель Морозова. На льду тогда находилось максимальное количество спортсменов: пять танцевальных дуэтов, то есть десять фигуристов.

Елизавета Шанаева и Павел Дрозд выходили из серии шагов, когда партнерша, не видя Морозову, потому что находилась спиной к ней, ударила пяткой конька в голень Аннабель, ехавшей навстречу (и тоже спиной). Потом оба дуэта выступили в ритм-танце, но слезы Аннабель и нога с порезом показали кровавые реалии случившегося. Дыру в ноге пришлось зашивать, фото были страшноватыми. Произвольный танец прошел без Морозовой – Еременко.

От бессилия и сострадания многие бросились искать виноватого в той ситуации. Схлестнулись два главных варианта. Бредовый: виновата Лиза, которая якобы сознательно могла и хотела вывести соперницу из строя. И более деловой: вина за подобные случаи лежит на партнерах, которые должны контролировать ситуацию на льду. А она на разминке весьма сложна: «кто-то кого-то не видит, кто-то действительно чуть наглее и считает, что ему уступят».

Да и выход на лед группы сильнейших – это скорости, при которых необходима концентрация не только на элементах. Как уточняли многие фигуристы, в последней разминке уже чувствуется накал борьбы: «порой хочется просто по борту кататься и вообще ничего не делать, когда ты видишь все эти глаза, суматоху и азарт».

В Москве в ближайшие выходные состоится последний этап серии Гран-при России по фигурному катанию. Участники известны, но выход на лед танцевального дуэта Аннабель Морозова и Игорь Еременко пока еще под вопросом. Как говорит тренер спортсменов Анжелика Крылова, выступление в планах. Но нога у Аннабель болит, хотя тренировки фигуристы и не прекращали. Конец недели покажет, сможет ли Морозова выступать.

Поймала зубец

В прошлом сезоне Майя Хромых пропустила все старты. Тренер Этери Тутберидзе сама рассказала о травме, потянувшей за собой и восстановление, и череду других травм. Назвала ситуацию с рукой «ужасной».

И рассказала, как все случилось. Майя «с начальной позы короткой программы сделала один толчок, споткнулась, поймала зубец левой рукой, промахнулась мимо льда, и зубец уперся в руку. Это кончилось очень плохо, была большая потеря крови, судороги. Ее увезла скорая, потом была операция».

Дальше – восстановление, которое было мучительным. «Долго снимали гипс, долго разрабатывали руку, Майя не могла поднять ее даже на 45 градусов от бедра. За это время, к сожалению, вес пошел вверх». Потом фигуристке пришлось тренироваться в корсете и без прыжков, так как начались проблемы со спиной… 

Как вышла на лед после пропущенного сезона из-за травм одиночница Майя Хромых, все уже видели. Пока Майе очень тяжело, два этапа Гран-при это показали.

Лезвием по спине

Трехкратная олимпийская чемпионка по шорт-треку Сюзанне Схюлтинг десять дней назад получила глубокий порез спины лезвием конька после падения на тренировке. Спортсменка поскользнулась, а оказавшаяся рядом Ксандра Велзебур уже никак не могла изменить ситуацию, нанесла ей травму коньком.

«У меня глубокая рана, – призналась в соцсетях сама Схюлтинг, – размером 15-20 см. К счастью, она не задела мышцы и рану успешно зашили в больнице. Это, конечно, был шок, но в сложившихся обстоятельствах я чувствую себя хорошо».

Через пять дней спортсменка вернулась к тренировкам.

Знаменитое спасение Маларчука

Эта история произошла не в наши дни, но ее невозможно забыть. Канадский хоккеист, вратарь «Баффало» Клинт Маларчук в 1989 году в матче с «Сент-Луисом» был близок к смерти после удара коньком соперника по шее.

Стычка у ворот за шайбу закончилась падением хоккеистов и сбитым с ног вратарем. Один из упавших лезвием конька попал Маларчуку по шее, ниже вратарской маски.

Позже многие пришли к выводу, что, если бы не тренер по физподготовке «Баффало», который пережал вену и остановил кровотечение, вратарь не смог бы выжить. Но полтора литра крови он все же на льду оставил.

В ужасе от увиденного были и спортсмены, и зрители, кого-то тошнило, кто-то падал в обморок. При этом сам вратарь сознание не терял. «Первое, о чем я думал в тот момент: «Я не хочу умирать на льду, на глазах у всех этих людей». Второе: «Я не хочу, чтобы мама видела мою смерть по телевизору». В госпитале ему наложили около трехсот швов. Шрам вышел в 15 сантиметров.

Лицо со шрамом

На чемпионате четырех континентов в 2007 году в конце короткой программы канадцы Джессика Дюбе и Брайс Дэвисон исполняли параллельное вращение. И Брайс попал партнерше коньком по лицу. Дюбе упала на лед, который уже менял белый цвет на красный. Щека и переносица оказались рассечены.

«Во время рокового выступления мы катались лучше, чем когда-либо. Как вдруг… Возможно, мы потеряли концентрацию. Буквально за половину оборота до того момента у меня промелькнула мысль, что мы находимся слишком близко друг к другу, но было уже поздно», – вспоминал потом Брайс. Хирург, который занимался раной лица Джессики, насчитал 83 шва и десять сантиметров пореза.

Ужасы того дня, видимо, перекрыло счастье, что глаза спортсменки не пострадали, Дюбе уже через 10 дней вернулась к тренировкам. Но сделать их полноценными мешали обоим партнерам посттравматическое расстройство. Брайс боялся, что снова может нанести партнерше травму. Боролись со страхом долго, помогали специалисты. На чемпионате мира в 2008 году пара завоевала бронзовые награды. 

Нос – не нога

И Эрик Редфорд, ныне выступающий в паре с Ванессой Джеймс, а ставший чемпионом мира и бронзовым призером Олимпийских игр в паре с Меган Дюамель, поливал белый лед своей кровью в прямом смысле слова. Правда, не из-за столкновения с кем-то или порезов. На чемпионате мира в Москве-2011 Меган на подкрутке ударила локтем партнера в нос. Перелом носа и хлынувшая кровь прокат не остановили. 

Партнерша искала оптимизм: «Это нос. Слава Богу, это не руки и не ноги. С больным носом можно кататься». И вспоминала про адреналин: «Классная вещь, которую мы получили в короткой программе сполна. После удара я сказала Эрику, что мы должны остановиться, но мы продолжили катание. Самое сложное было преодолеть себя потом, ведь произвольная программа практически начиналась с того же самого элемента, во время которого я сломала партнеру нос». 

Расшвыряло по катку

В 2014 году на Гран-при в Китае мужская разминка закончилась столкновением китайца Хань Яня и японца Юдзуру Ханю. Обоюдный удар просто расшвырял их по льду. У Ханю была разбита голова и рассечен подбородок. Хань Янь внешне выглядел «приличнее», но программу затем, а оба фигуриста предпочли продолжить выступление, докатывал на характере, заняв в итоге шестое место.

Юдзуру Ханю упал за произвольную программу не раз и не два, тут уже сердца болельщиков буквально обливались кровью. Но все же по сумме двух программ завоевал серебро, уступив только нашему Максиму Ковтуну. В kiss&cry японец расплакался. Позже было подтверждено, что у него сотрясение мозга.

Тренер Брайан Орсер, которому прилетело тогда много вопросов (и даже обвинений в том, что Ханю все же вышел на лед в тяжелом состоянии), сказал, что это была инициатива самого фигуриста. «Я знаю, что завтра он будет чувствовать себя так, будто его сбил автомобиль. Они оба будут чувствовать себя ужасно. Он сразу дал понять, что хочет выступать».

Не успели

29 октября этого года хоккеист Адам Джонсон, выступавший за британский клуб «Ноттингем» (бывший игрок «Питтсбурга») умер в больнице из-за пореза шеи во время матча высшего дивизиона чемпионата Великобритании. Джонсону оказывали помощь на льду, из-за потери крови он потерял сознание, затем перевезли в городскую больницу. Спасти не успели.

Руководство Национальной хоккейной лиги вслед за случившимся с Адамом Джонсоном рекомендовало игрокам использовать защиту для шеи во время матчей. Юниорские лиги Северной Америки сделали защиту шеи обязательной, а хоккеисты клубов НХЛ (правда, не все) стали играть с подобной защитой. 

И наша КХЛ после трагедии также призвала хоккеистов использовать защиту шеи и горла. Бывший капитан сборной России знаменитый Павел Буре считает, что в профессиональном хоккее необходимо ввести и полные маски, и «ошейники» для защиты горла. Объясняет это тем, что хоккей становится быстрее, игроки сильнее, а шайба летает по площадке как пуля. «Ладно, тебе выбили зубы. Не увернулся, твои проблемы», но есть возможность обезопасить себя от очень многих травм, уверен Буре. «И «ошейники» нужны, потому что люди умирают. Хоккей – это опасный вид спорта».

Не сомневается в необходимости жестких правил для использования защиты от лезвий и другой знаменитый хоккеист, нынче тренер Игорь Ларионов. «Профессор» считает, что вообще нужно ввести правило, чтобы хоккеисты 2004 года рождения играли в «ошейниках» постоянно. Тогда со временем этот элемент защиты станет обязательным для всех.

Вены вскрыли

Одна из последних новостей с порезами пришла в прошедшую субботу из хоккея: канадский нападающий тольяттинской «Лады» Трой Джозефс получил порез руки лезвием конька в матче регулярного чемпионата Континентальной хоккейной лиги против московского «Спартака».

«Трой Джозефс получил неприятный порез руки коньком. Короче, вены вскрыли. Но вроде все обошлось. Мы надеемся, что в следующих матчах он сможет сыграть. Использование защиты? Спасение утопающих – дело рук самих утопающих», – так прокомментировал эпизод журналистам тренер «Лады» Олег Браташ.

Лед – не сахар

Концентрация внимания, бдительность или защитные элементы – это то, чего требует лед в любом коньковом виде спорта. И сказанное специалистами, можно отнести к любому виду, не только хоккею. «Каждая игра несет в себе такой элемент опасности. И тут уже как кому повезет. Ты не можешь предсказать, что будет делать в следующую секунду какой-то игрок, оказавшийся около ворот. Как голкипер или защитник будут реагировать на эту атаку, кто упадет, чья нога взлетит на уровень чужой головы… Человек падает, и его конек спонтанно идет в область лица. Это страшные вещи». 

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий
×
×