×
×
Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Взлет и падение Хабиба — взгляд со стороны

История знает немало примеров, когда великие спортсмены, расставаясь с любимым делом, впоследствии вполне успешно находили себя в политике. Яркие примеры российской современности — Фетисов, Карелин, Исинбаева, Кабаева… Всемирно известный боец смешанного стиля Хабиб Нурмагомедов вполне мог бы пополнить этот список. И войти в новейшую историю как России, так и родного Дагестана. Не сложилось…

Кроме него, еще несколько десятков цумадинцев (в массе своей — активные адепты «правильного ислама и справедливого рэкета») нашли свою смерть под пулями федералов. Малую родину бойца и по сей день периодически утюжат БТРы федеральных войск. Цумадинская «клиентела» постоянно присутствует в рядах боевиков в Сирии и других «пылающих» регионах Ближнего Востока.

Объективности ради надо признать, что во время вторжения боевиков Хаттаба в 1999 году в Дагестан из мятежной Чечни цумадинцы встретили незваных гостей плотным «огнем дружбы» из автоматов Калашникова. Но это скорее объясняется традиционной взаимной неприязнью аварцев и чеченцев, чем «соображениями патриотизма». Можно предположить, что определенное воздействие на мировоззрение Хабиба (а может, и решающее) оказали местные сторонники «правильного ислама». Во всяком случае, это объясняет его многие, казалось бы, абсолютно иррациональные поступки…

После первых же знаковых побед Хабиба ваххабиты Дагестана и их кураторы из Катара и Саудовской Аравии, похоже, возжелали сделать сильдинца живым символом борьбы за «правильную веру». Видимо, феноменальному бойцу была уготована участь «флагоносца правильного ислама».

Дагестанские ваххабиты в одном из самых спортивных регионов России сделали ставку на крайне популярные у местных жителей бои без правил. Возможно, его даже готовили на роль сакральной жертвы на современном поле боя религий, культур и цивилизаций. Но тут, думается, в дело вмешалась «железная рука в бархатной перчатке» в виде глубоко заинтересованных ситуацией представителей российских спецслужб. После чего многообещающая ваххабитская карьера Хабиба закончилась, так и не начавшись.

Папаха-маркер

После чего спортсмен с головой ушел в спорт. Карьера его на ринге, татами и в октагоне была поистине фееричной. Тренировался он по большей части в Америке и родном Дагестане, выступая в перерывах межу занятиями на лучших бойцовских площадках «страны за горизонтом».

При этом Хабиб никогда не позиционировал себя в качестве российского подданного. Каждый раз на ринг он выходил не под российским триколором, а в белой дагестанской папахе. Он чувствовал себя посланником далеких гор Кавказа, откуда вышел в свое время злейший враг Российской империи имам Шамиль.

Что характерно — примерно также позиционирует себя другой выдающийся дагестанец, «профессор борьбы», двукратный олимпийский чемпион Абдурашид Садулаев. Он даже перещеголял Хабиба. На чемпионате мира в Нур-Султане на церемонию награждения он вообще вышел на помост в майке, на которой был изображен имам Шамиль. За это борец был оштрафован и дисквалифицирован на четыре месяца.

Возможно, представлять Россию на этих боях Хабибу запретили его кураторы. А возможно, это было собственное решение уроженца «проблемного Цумадинсокго района».

Как потом выяснилось, Дилон в процессе поединка назвал Хабиба «мусульманской крысой». И в это же время часть членов команды Хабиба как по команде бросилась избивать обидчика, а другая партия фанатов дружно перепрыгнула через сетку и накинулась на Конора.

Ситуацию вроде бы разрядила целая рота набежавших чернокожих охранников. Но драка уже выплеснулась за пределы октагона и зрительного зала.

В холле «Ти-мобайл-арены» уже вовсю бились кавказцы с ирландцами — болельщиками Конора. В ход шли стулья, кресла, бутылки пепси-колы, другой подручный инструментарий, годный для энергичного ближнего боя.

Возможно, все это произошло спонтанно. Но уж слишком акция была похоже на заранее срежиссированный спектакль. Причем в его детали были погружены явно не все действующие лица. И именно на их долю выпала львиная доля синяков, шишек, гематом, сломанных челюстей, пробитых черепов и треснувших ребер.

Эффект от побоища был планетарным. После схватки с Конором Хабиб стал публичной фигурой. В Инстаграмме на него подписались десятки миллионов человек. После Хабиба и его отца почтил своим присутствием сам президент России. Фактически это было предложением стать новым спортивным лицом российской политики на Кавказе. Перед бойцом простиралось безграничное поле возможностей. Боец мог бы найти себя в Госдуме, Совете Федераций, Министерстве спорта России или родного Дагестана и «далее по тексту». В перспективе вообще мог бы возглавить свою республику — как Рамзан Кадыров соседнюю Чечню. Будто бы на Старой площади на полном серьезе рассматривали кандидатуру бойца на этот проблемный пост…

Но Хабиб с отцом то ли не услышали президента, то ли сознательно отмели все эти предложения. После этого поле политических возможностей бойца стало сжиматься с невероятной стремительностью…

«Ген осторожности»

Дальше ситуация стала только ухудшаться. Незадолго до поединка с «ирландским цыпленком» Хабиб в публичном пространстве стал выяснять отношения с другой «живой легендой» смешанных единоборств — Олегом Тактаровым.

Олег Николаевич в интервью обмолвился о «гене осторожности», выработанном у горцев в результате длительной войны с русской армией. В результате на него в интернете с грязными оскорблениями набросились десятки тысяч кавказских фанатов Нурмагомедова.

Тактаров даже предлагал бойким на язык «клавишным героям» встретиться с ним в спортзале, откуда вышел бы один из участников поединка. Желающих не нашлось. Видимо, сработал пресловутый «ген». При этом сам Хабиб пальцем о палец не ударил, чтобы сгладить ситуацию.

Если отбросить все эмоции, даже с точки зрения бизнеса это было полное и сокрушительное фиаско. Потерять в одно мгновенье из-за одного дурацкого ролика потенциальную клиентскую базу от Владивостока до Калининграда… Как сказал бы гений политики Талейран, «это хуже чем преступление — это ошибка».

«Я всю жизнь мечтал заработать много денег, чтобы потом рассказывать всем, что деньги в этой жизни — не главное», — признался как-то сам Хабиб. Его мечта сбылась — боец действительно заработал много денег.

И теперь хотелось бы его спросить: а что тогда самое главное в этой жизни, Хабиб? Ну уж точно не посещение третьеразрядных дворовых спортплощадок в американских штатах. И не торговля брендами раскрученных фирм и не бесконечные интернет-лотереи по розыгрышу «Мерседесов» и «Порше-Кайенов». Если внимательно просмотреть ролики последних дней, которые боец выкладывает в Инстаграмме, видно даже невооруженным взглядом, насколько ему это скучно…

Где бы кавказцы не жили, и как бы хорошо они не жили, их всегда тянет на родину, на свой родной Кавказ. Наверняка тянет и Хабиба. Только на родину хотелось бы вернуться не только в качестве денежного мешка, которого все встречные-поперечные захотят раскрутить на грандиозный сабантуй. И не в роли бывшего бойца октагона. Достойный статус очень бы не помешал.

А вот этого уже никто не даст.

Да и как о великом бойце здесь о нем скоро забудут. В Дагестане уже подросла целая армия новых «героев октагона». Чтобы в этом убедиться, достаточно пройтись вечерком по залитой огнями Махачкале. Здесь на каждом перекрестке бои без правил идут.

Я подозреваю — главным в жизни Хабиба было что-то другое. Не деньги. А то самое, Нурмагомедов прошел, даже не оглянувшись…

Источник

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий


Mission News Theme от Compete Themes.