Академик Гундаров: Врачу безопаснее убить пациента неправильным лечением, нежели вылечить, но не по протоколу

Осложнения после перенесенной коронавирусной инфекции той или иной степени тяжести встречаются у многих переболевших. Если доверять данным ВОЗ, то на проблемы со здоровьем жаловался каждый десятый пациент, вне зависимости того, насколько легко или тяжело он переболел. А специалисты из США, выявили более полусотни различных видов осложнений после COVID-19.

Их британские коллеги полагают, что некоторым людям предстоит длительная борьба с постковидным синдромом. Science вообще пугает: «коронавирус творит такие дела, какие не творила ни одна инфекция, известная на данный момент», пишет это научное издание. Хотя стоит отметить, что агрессивно и непредсказуемо ведут себя и другие вирусы. Например, вирус Эбола очень часто становится причиной слепоты.

Согласно данным Уханьского технологического университета, у 66 из 70 переболевших компьютерная томография выявила видимые повреждения легких — фиброзы. Фиброз может стабилизироваться, однако, изменения не проходят полностью. Некоторые ученые отмечают, что процесс восстановления может занять до 15 лет.

Коронавирус также ударил по сосудам и сердцу. Он, в частности, является одной из причин вирусного миокардита, что приводит к аритмии, нарушает циркуляцию крови и вызывает одышку. Изменения прослеживаются и в крови — исследования, которые проводились в Сингапуре, показали, что практически у половины умерших от ковида пациентов был тромбоз глубоких вен и тромбоэмболия легочной артерии. Кроме того, даже после выздоровления у пациентов сохраняется высокий риск возникновения инсультов и инфарктов.

И это ещё не всё. Примерно у трети пациентов, переболевших коронавирусной инфекцией, наблюдались неврологические симптомы: головокружение, головная боль, а также когнитивные расстройства. Некоторые пациенты начали жаловаться на хронические головные боли. А у кого-то начались проблемы с суставами.

Действительно ли в проблемах со здоровьем после пандемии виноват коронавирус, или люди уже начали себя «накручивать» и ждать, где что заболит? Доктор медицинских наук, профессор, академик РАЕН Игорь Гундаров считает, что однозначного вывода тут сделать не возможно.

— В наше время бывает всякое, в том числе и в медицине. Все бывает совершенно неожиданно, не так, как прогнозировали. С одной стороны, не исключено, что имеет место паника, страх. С другой — не очень понятно, отчего такие осложнения, точно ли именно коронавирус в этом виноват.

Кроме того, нет прозрачной статистики, насколько случаев тех или иных заболеваний стало больше, чем было 5 лет тому назад. Кроме того, одновременно с коронавирусом ходили вирусы гриппа, парагриппа, были и другие заболевания. Также нет адекватной статистики по вакцинации. Если говорить по-серьёзному, вообще не понятно, что это такое было. А теперь пытаться что-то анализировать бессмысленно. Проще уж к гадалке сходить, погадать на кофейной гуще.

«СП»: А как получилось, что статистика нормально не велась?

— Известно же, что в мутной воде легче ловить рыбку. Если навести порядок, можно потереть большие деньги, а так все списывается на коронавирус. И поэтому реальная картина никого не интересует. Я вот предлагал создать независимый экспертный совет, в который входили бы эпидемиологи. Но этого не сделали.

Понаоткрывали штабов: федеральных, региональных, городских — но в их руководстве, как правило, не было эпидемиологов, вирусологов, инфекционистов. В результате мы получили полный хаос. В начале — случайный, а потом — целенаправленно раздуваемый в коммерческих интересах.

«СП»: А как же тогда индивидуальный подход к пациенту?

— Современной медицине плевать на ваши индивидуальные особенности. У врача есть протокол, есть стандарт. И он обязан делать то, что от него требуют. Если врач видит, что лечение по стандарту ухудшает состояния пациента, но продолжает следовать протоколу и пациент, в конечном итоге, умирает, то претензий к врачу не будет.

А вот если, не дай бог, не по стандарту что-то сделать, тогда будут осложнения юридические. Поэтому, если серьезно подходить, то нужно менять всю систему оказания медицинской помощи, которые сейчас существуют и у нас, на Западе. Нынешняя модель заточена на то, что, чем тяжелее ситуация, тем больше выделяется денег.

«СП»: — В каком направлении тогда нужно эту систему изменять?

— Сейчас решает, какие процедуры нужно делать, а какие — нет, Фонд обязательного медицинского страхования. Он хозяин. Потому что он распоряжается деньгами. Если врач будет делать назначения не по стандарту, прописанному ФОМС, то ему просто не заплатят. Поэтому в стационарах у пациентов с кашлем не брали мокроту на посев, чтобы подобрать нужный антибиотик. Потому что ФОМС не включил это в протокол.

А деньги-то в ФОМС перечисляют работодатели из фонда заработной платы. То есть — из нашего с вами кармана.

Раньше в минздраве был финансовый отдел, который распределял деньги, были тарифные сетки оплаты труда врачей, тогда, кстати, главврачи не получали в десять раз больше хирурга или анестезиолога, и не оплачивалась каждая процедура отдельно. И врачу незачем было назначать ненужные, но дорогостоящие процедуры. И бояться назначить то, чего нет в протоколе.

Сравните: в советские годы было полтора-два процента кесаревых сечений. Сейчас — 40−45 процентов. В чём причина? Возможно в том, что неосложнённые роды стоят, положим, единицу, а осложнённые, да еще с кесаревым сечением — пять единиц. И врачи в ряде случаев уговаривают роженицу на кесарево, хотя к этому показаний нет.

Вот что делает эта система, заимствованная на Западе. Советскую систему здравоохранения нужно было не ломать, а немного модернизировать, разрешили бы платные медицинские услуги, частные клиники, если очень уж хотелось. Но на этом надо было остановиться, считает академик Гундаров.

Но вернёмся к тому, с чего начали — к постковидным проблемам со здоровьем. Иногда они проявляются в течение двух недель после выздоровления, но в ряде случаев они носят отсроченный характер. Поэтому важно не дожидаясь ухудшения самочувствия пройти диспансерное обследование. Оно в любом случае не повредит. Но если появились какие-то отклонения, то их можно будет выявить ещё на доклинической стадии процесса.

Для перенесших COVID-19 предусмотрена углубленная двухэтапная диспансеризация. На первом этапе к стандартному набору процедур, которые предусмотрены при обычной плановой диспансеризации, добавят следующие исследования:

Измерение сатурации — уровня кислорода в крови;

Тест с шестиминутной ходьбой для измерения максимального расстояния, которое человек может за это время пройти в удобном для него темпе;

Спирометрию — оценку объема воздуха, проходящего через легкие;

Общий и биохимический анализ крови для оценки общего состояния организма;

Анализ крови на D-димер, чтобы выявить признаки тромбообразования;

Рентген легких.

На втором этапе врач при необходимости может назначить дополнительные обследования — КТ легких или эхокардиографию.

Обратите внимание, дополнительные обследования могут и не понадобиться.

И — главное: всё-таки нужно дойти до поликлиники и пройти обследование. Хотя бы затем, чтобы не строить догадок относительно диагноза.

Источник

Оцените статью
Добавить комментарий
×
×